В Советском районном суде Орла продолжаются слушания по уголовному делу директора ООО «Спецстрой-монтаж» Андрея Парфененко. Его обвиняют в мошенничестве почти на 28 миллионов рублей на строительстве «юбилейных» дорог в Орловской области. Сам Парфененко свою причастность к преступлению отрицает, ссылаясь на отсутствие самого события преступления. 17 июля суд допросил одного из ключевых свидетелей по делу – бывшего начальника «Орелгосзаказчика», а ныне руководителя областного департамента строительства Дениса Блохина. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Андрею Парфененко вменяют четвертую часть статьи 159 УК РФ, максимальная санкция которой подразумевает наказание в виде 10 лет лишения свободы. Кроме того, ему предъявлены обвинения по ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба собственнику имущества путем обмана при отсутствии признаков хищения, совершенное в особо крупном размере) и ч.4 ст.174.1 УК РФ (легализация денежных средств). Согласно обвинительному заключению, Парфененко обвиняется в незаконном получении почти 28 млн рублей из областного бюджета.

Речь идет о событиях 2015 года. От лица фирмы «Спецстрой-монтаж» он заключил договор с «Орелгосзаказчиком» на строительство ряда дорог в Орловской области (стоимость более 300 млн рублей). «С целью хищения бюджетных денежных средств по указанию Парфененко были подготовлены и представлены в КУ ОО «Орёлгосзаказчик» документы, содержащие ложные сведения об объемах, стоимости выполненных работ по строительству автомобильных дорог в Покровском и Мценском районах. Фактически же строительство дорог осуществлено не было», - сообщала в апреле 2017 года прокуратура.  Кроме того, Парфененко в нарушение условий контракта, уверяют в ведомстве, заключил договор субподряда на строительство автомобильной дороги в Ливенском районе с ООО «Римекс». После строительства, полагают следователи, Парфененко сообщил генеральному директору ООО ложную информацию о невыполнении «Орелгосзаказчиком» обязанности в части  оплаты выполненных  работ. «С целью легализации полученных преступным путем денежных средств по указанию Парфененко при отсутствии фактических финансовых отношений деньги были перечислены на расчетный счет фирмы-однодневки ООО «Промтекс». После совершения ООО «Промтекс» нескольких финансовых операций с денежными средствами, поступившими от ООО «Спецстрой – Монтаж», Парфененко получил в наличной денежной форме 27 млн 900 тыс. руб», - считает сторона обвинения.

17 июля в суде под председательством Андрея Третьякого состоялся допрос Дениса Блохина, который в то время руководил «Орелгосзаказчиком». Блохин явился в суд не с первого раза, за что удостоился замечания от судьи. Третьяков отметил, что учитывая статус начальника департамента, чиновника не стали доставлять принудительно, но это не значит, что его подчиненных, которых также будут вызвать в суд, не постигнет такая участь.

«Попрошу вас повлиять на ваших сотрудников, чтобы они являлись в суд по нашему вызову. В противном случае, если их с рабочего места будут доставлять приставы, и это случится на глазах ваших подчиненных, а еще хуже – простых граждан, это будет не очень хорошо», - обратился к чиновнику Андрей Третьяков. Блохин согласился.

- Вы с подсудимым знакомы? – поинтересовался председательствующий.

- Он выполнял работы на ряде объектов, когда я был руководителем «Орелгосзаказчика», - ответил Блохин.

Первой к допросу приступила сторона гособвинения. В частности, прокурор Курилова попросила Блохина рассказать, что ему известно о контракте с фирмой «Спецстрой-Монтаж». Блохин сразу же начал с того, что сообщил, что средства из областного и федерального бюджетов на строительство сельских дорог были доведены поздно, из-за чего неоднократно сдвигались сроки. Отсюда, собственно, со слов Блохина, и позднее заключение госконтракта – октябрь. «Контракт был довольно тяжелым. Восемь дорог, сроки сжаты», - посетовал чиновник, подтвердивший, что контракт в итоге был заключен с фирмой Парфененко.

- В конкурсе кто-то участвовал еще? – попросила уточнить гособвинитель.

-К сожалению, больше никто не изъявил желания.

- Кто должен был исполнять работы? – продолжала Курилова.

- «Спецстро-монтаж». Субподрядчиков контракт не допускал. Но несмотря на это, допускалась аренда техники, завоз материалов, - сказал Блохин.

- Когда поступали деньги?

- Деньги поступают только тогда, когда показывается освоение. Мы заранее делаем заказ денег на основании заявки.

- Аванс при этом предусмотрен?

- Да, 30%.

Далее прокурор спросила, проверял ли «Орелгосзаказчик», позволяли ли производственные мощности подрядчика выполнить работы самостоятельно. На это Блохин ответил, что оснований для включения в условия аукциона проверку у госучреждения нет. Более того, отметил чиновник, у фирмы на тот момент были успешно завершенные контракты, например, Ледовый дворец в м-не «Зареченский» и котельная на стадионе Ленина. «Прошу не путать с Западной трибуной, как писали многие журналисты», - подчеркнул Блохин.

Судья Андрей Третьяков не был удовлетворен ответом.

- Так проверялось или нет? – спросил он. – Да или нет, давайте без лирических отступлений.

- Нет, не проверялось, - ответил Блохин.

Далее допрос вновь продолжила гособвинитель.

- Как часто сотрудники «Орелгосзаказчика» выезжали на объекты для проверки?

- По мере выполненных работ, - ответил свидетель. При этом он пояснил, что кураторы из госучреждения самостоятельно определяют, когда возникает необходимость для выезда. Своему руководителю, Блохину, об этом сообщали в устной форме.

- И что вам куратор докладывал, как все шло, успешно? – вновь вставил вопрос председательствующий.

- На моей памяти, да, - ответил Блохин.

- На 25 декабря 2015 года вы располагали данными о выполненных работах?

- Контракт был выполнен не до конца. Неосвоение составляло порядка 70 миллионов рублей. Не до конца был освоен аванс на конец года.

- Качество работ каждый месяц проверялось?

- Да, проверяли кураторы. При необходимости вызывалась дорожная лаборатория.

- Вам подчиненные докладывали, были выполнены работы?

- Не докладывали, - ответил чиновник.

Далее последовал вопрос, знакома ли Блохину фирма «Римекс».

- Вам известно, что подрядчик ее привлек?

- Мне было известно, - начал Блохин, - что фирма оказывает помощь «Спецстрой-монтажу», но на каких основания – неизвестно.

- А на совещаниях она присутствовала? – уточнил председательствующий.

- Да.

- На каком основании?

- Ну, это мне сейчас известно, что это «Римекс», - ответил Блохин. – А когда на стройках проводились совещания, там не понятно, кто есть кто.

Следующим к допросу приступил адвокат Парфененко Игорь Матюхин – кстати, бывший прокурор Урицкого района. Он поинтересовался у Блохина, имел ли он полномочия временно запретить работы на объектах. Блохин ответил, что такие полномочия у него были только в случае, если есть нарушения выполнения контракта.

- Вы это делали, приостанавливали работы? – спросил адвокат.

- Возможно, устно, - ответил Блохин. – Из-за погодных условий. Помню только один случай, когда позвонили из ФСБ и сказали: «на дворе февраль, вы что делаете?!». И я запретил работы.

Также адвокат поинтересовался, были ли у «Орелгосзаказчика» долги перед фирмой Парфененко. Выяснилось, что была задолженность в размере 70 миллионов рублей за ледовый дворец на «заречке».

На фото: Андрей Парфененко

«Что вам известно об обстоятельствах составления актов о завышенном объеме работ, поскольку это является предметом судебного разбирательства?» - уточнил также адвокат Перфененко. «Мое глубокое убеждение, что это была техническая ошибка», - ответил чиновник.

Вопросы Блохину задал и представитель фирмы «Римекс». Он поинтересовался, поручал ли лично Блохин какие-либо работы гендиректору этой фирмы г-ну Волченкову. Блохин, который несколько минут назад говорил, что не знает, на каком основании «Римекс» оказывала помощь «Спецстрой-Монтажу», а знает лишь о факте, признался, что лично просил Волченкова оказать помощь. «Волченков уважаемый в городе человек. Вы поймите правильно, в октябре заключен контракт на 300 миллионов рублей, и их нужно в короткие сроки освоить, это очень сложно», - отметил чиновник.

- Кто-то вам докладывал о проблемах, срывах сроков на 25 декабря 2015 года, на момент перечисления денежных средств? – неожиданно спросил председательствующий у Блохина.

- Мне не докладывали о завершении работ полностью, так как работы не были выполнены на сумму аванса. Актов выполненных работ у меня не было, - сказал Блохин.

- Что не было выполнено?

- В основном это были работы по устройству асфальта, потому что наступила зима.

- То есть асфальтное покрытие отсутствовало?

- Фактически, на отдельных дорогах, отсутствовало.

- Каким образом тогда появились акты выполненных работ, если нет асфальта на дорогах? – удивился судья.

- На отдельных дорогах асфальт был, - сказал Блохин. – То что не было, выполнено, оно равнялось тому авансу, который не был освоен.

Блохин взял паузу, после чего взял слово вновь.

- Давайте я попытаюсь объяснить. Ситуация следующая. 320 миллионов с копейками – этот контракт. По данному контракту был перечислен аванс. Все, что не входило в аванс по состоянию на 25 декабря 2015 года, было выполнено. Не было выполнено работ на сумму аванса около 70 миллионов рублей. Но аванс переходил на следующий год, и подлежал освоению в следующем году. Иными словами, на 250 миллионов рублей было выполнено работ, а на 70 миллионов рублей работы были не выполнены и был аванс, который был ранее выдан компании «Спецстрой-Монтаж». В связи с тем, что на сумму этого аванса нужно было доделать работы по дорогам, актов ввода в эксплуатацию этих дорог не было. В феврале выяснилось, что работы перепроцентованы, и 26 млн сминусованы. Аванс на конец года был неосвоенным, но это не является препятствием для оплаты выполненных работ.

- Проводились ли производственные совещания с вашим участием, на которых обсуждались вопросы, связанные со срывом сроков производства работ по контракту? – поинтересовался председательствующий.

- Не проводились, - ответил Блохин.

- Даже об интенсификации работ?

- Проводились выездные совещания, они были в октябре, в том числе была проведена встреча с компаний «Римекс» в части оказания помощи, - сказал чиновник.

- Октябрь, это же самое начало, – напомнил судья.

- Да, самое начало, - подтвердил Блохин.

- И как можно интенсифицировать работы, которые еще фактически не производятся? О чем вы там говорили?

Блохина вопросы не смутили. «Было понятно, что «Спецстрой-монтаж» в одиночку может не справиться», - ответил он. После этого судья Андрей Третьяков попросил Блохина поделиться своим субъективным мнением, правильно ли была произведена оплата по контракту. «С учетом обстоятельств, которые мне стали известны в феврале – конечно, нет. Я бы не стал оплачивать 26 миллионов рублей. О перепроцентовке в декабре я не знал», - ответил Блохин. Он также поделился своими соображениями по поводу «помощи» фирмы «Ремикс». «К сожалению, «Спецстрой-монтаж» с ней не расплатился», - сказал он. «А когда вам это стало известно?» - поинтересовался председательствующий. «Когда вызывали на допрос», - признался Блохин.

- Были ли с вашей стороны какие-либо указания своим сотрудникам или представителям субподрядной организации на возможное отступление от условий контракта и выплат денежных средств по нему при наличии соответствующих препятствий? – спросил Андрей Третьяков.

- Таких указаний не было, - ответил Блохин.

 - С учетом того, что мы уже допросили определенных лиц, скажите, - обратился к свидетелю судья. - Существует противоречие между вашими показаниями и показаниями ранее допрошенного свидетеля – заместителя руководителя Иванова. В свете последнего моего вопроса: об участии «Римекс», о вашей осведомленности о невыполнении условий контракта в полном объеме, ну, и соответственно, выплате денежных средств. Вы как-то можете это прокомментировать?

После небольшой паузы Блохин ответил:

- Я это могу лишь принять к сведению.

Председательствующего такой ответ не устроил

- Меня интересует повод и причина сообщения Ивановым таких сведений, которые разнятся с теми обстоятельствами, о которых вы нам сегодня поведали.

- Не могу пояснить, - сказал Блохин. На этом его допрос завершился. Однако стороны не исключают, что потребуется его повторный вызов.

На улице рядом со зданием суда Андрей Парфененко посетовал на то, что стал фигурантом уголовного дела. Он говорит, что акты, ставшие причиной перевода денег, были выполнены по инициативе «Орелгосзаказчика», и утверждает, что ни один свидетель не подтверждает обратное. Защитник подсудимого предполагает, что изначально доследственная проверка проводилась не в отношении руководства «Спецстрой-Монтаж», а в отношении руководителя «Орелгосзаказчика». «Но на скамье подсудимых оказался мой подзащитный», - говорит адвокат Игорь Матюхин.

Очередное заседание по делу состоится 24 июля.  


 

Денис Волин, из зала суда