Депутаты горсовета 24 марта в очередной раз забраковали предложения администрации и орловских экстремальщиков по созданию в областном центре скейтпарка. Среди рассматриваемых вариантов были территории горпарка, стадиона «Южный» в 909 квартале, Разградского парка, Парка Победы, Медведевского леса и, как приоритетный, площадка под Александровским мостом, в районе ротонды — именно на нем в последний раз сошлись как сами экстремалы, так и чиновники. Однако после не особенно продолжительной дискуссии комитет горсовета эту идею отверг. Против «приоритетного» места выступил краевед Виктор Ливцов, по мнению которого создавать скейтпарк в историческом центре да еще и рядом с заповедной зоной совсем негоже, а также председатель комитета по соцполитике Алла Шайкина, «вступившаяся» за «Аллею любви». Таким образом, вопрос в очередной раз отправлен на доработку. В свою очередь, корреспондент «Орловских новостей» пообщался с инициатором создания в Орле парка для экстремальных видов спорта Владимиром Кутниковым и выяснил, почему экстремалам необходима своя площадка.  

- Когда у орловских экстремальщиков возникла идея создать в городе скейтпарк?

В 2001 году. Тогда только началась первая волна увлечений экстремальными видами спорта: это и скейтбординг, и агрессивные ролики. Чуть позже появился BMX. Я и мой друг Александр Соловьев лично были инициаторами этого движения. Он был и есть лучший роллер области, я лучший скейтбордист. Собственно, с этого все и начиналось. Помню, мы пошли к Николаю Володину, тогдашнему председателю Областного совета народных депутатов. Он сказал: «Ребят, я понимаю ваш масштаб, все интересно, естественно, нужно строить на перспективу», то есть второй манеж и не меньше. Решать вопрос со строительством он отправил нас к Виктору Ливцову, но тот сразу отрезал: никто вам ничего не построит. Вы, мол, найдите где-нибудь сами ангар и скажите: нам вот этот ангар нравится. А мы его вам отдадим.

- А как вы его должны были искать?

- «Ну, вот вы идете, смотрите, и найдите», - сказали нам. Ну, мы подумали с другом – нам по 16-17 лет, - что, грубо говоря, делать? Где у нас есть ангар? Ангар есть в аэропорте. Ну, естественно, молодой детский ум повел нас туда...В итоге, три с половиной часа в комнате милиции мы долго объясняли, что просто пришли смотреть ангар.

- В общем, вариант отвалился?

- Да.

- И что потом?

- Потом мы много раз писали чиновникам. В итоге, в 2006 году администрация сделала парк сама. Без нашего участия построила. Купила скейтпарк, открытую площадку, оборудование, - и установила его на территории нынешнего МФЦ. Когда я лично увидел это скейтпарк, понял, что нам построили боксерский зал без груши. Оборудование было сделано компанией малой архитектурной формы или что-то подобное. То есть это ГК, которая в нынешнее время выезжает и зарабатывает деньги. Она абсолютно не знает, как стоить оборудование для данного вида спорта, потому что там работают люди с этим никак не связанные, и продает чуть дешевле, чем все компании, которые знают, как строить. Но на выхлопе мы видим: геометрически неправильные конструкции – раз, абсолютно ненадежные - два, с другими размерами — три.

- И сколько вы там прокатались?

- Месяцев пять или шесть.

- И потом жители начали заваливать чиновников жалобами на шум?

- Именно.

- Площадка переехала в парк...

- Да. Там катались два месяца, пока скинхеды не атаковали маленьких детей и не нарисовали свои свастики. То есть выбрали время, когда здоровые ребята не катаются, а прибежали за маленькими, маленькие вещи в руки – и вперед.

Городским властям, по-видимому, лишняя ответственность была не нужна и они «отправили» скейтплощадку на УВМ. Там ее со временем разобрали цыгане, потому что элементы этого скейтпарка люди находили на голубых озерах, у нас в карьере плавали. Люди говорили: «Я видел часть от фанбокса, которая плавает в озере».

Потом скейтпарк передали в детско-юношескую школу, которая на «микроне» у нас. Там, где футбольные поля. Там сначала в одном месте поставили не рампу, а две разгонки - на траве. А как на них и, главное, на чем заезжать-то? Фанбокса вообще не было. В итоге, площадку облюбовали те люди, которые сидели и смотрели, как другие люди играют в футбол. Стали использовать, как лавочку. То есть такая лавочка за полтора миллиона, нормально, да?

А дальше скейтпарк просто собрали и сложили возле забора. И как-то чиновница из администрации Ирина Кузьма удивилась даже: «У нас же летом был скейт-парк!». Вот они и узнали, где он находится.

Мы его вытащили, доложили Ирине Евгеньевне, что от него ничего не осталось и что нам нужны деньги, чтобы его восстановить. Нашли спонсоров. Это было в 2014 году. Мы две недели лично переваривали, перепиливали эту рампу. Сделали идеальной. Вываривали новый фанбокс, из старого скейтпарка использовали только две разгонки, опять же, доваренные нами. Потому что каких-то элементов не было. Но — все, как всегда, растащили.

- А что там с памятником Ленина? Вроде молодежь там постоянно гоняет?

- Так больше негде. Кстати, с памятником вообще интересная история. Помню, катались мы там. Из администрации вышел Егор Семенович и спросил: «что вы тут делаете?». «Катаемся, - говорю. - А вы нам денег дайте на скейтпарк». Губернатор ответил, что денег нет и добавил: «Вы тогда тут и катайтесь». А потом пришел Козлов. Вышел вот так же из администрации и говорит: «Что за «дела» (из-за цензуры мы не можем поставить то самое слово — прим.ред) тут происходят?! Разогнать на фиг!». Тут же возле памятника выставили патруль, а нас периодически стали задерживать. Такие дела.

- С недавних пор тема скейтпарка снова актуализировалась. Что произошло?

- Мне Александр Муромский рассказывал, что один человек во власти – один депутат- сказал: «Я ребятам обещал – сколько можно терпеть и ждать. Давайте им выделим деньги, чтобы они хотя бы начали что-то строить. Потому что мы так еще десять лет будем ждать». Это о чем говорит – у человека просто проснулась совесть.

Далее Александр Муромский сделал мудрое предложение: построить хорошее основание – пол, чтобы потом со временем на него ставить фигуры и оборудование.

- Как я понимаю, вам выделили 2,,6 млн рублей, из них 2 млн должны пойти на основание, остальные на оборудование?

- Да.

- И вы начали выбирать место.

- Точно. Площадка МФЦ не подходила, она была под наклоном, хоть там и был хороший асфальт, но это асфальт. Чем он плох? Ты падаешь на него и полностью себя стираешь. Поэтому все скейтеры катаются либо по бетону, либо по плитке — по ней ты банально катишься на джинсах, когда у тебя не получается трюк, и фактически себя не травмируешь. Да и сама практика: если есть идеальное покрытие, тогда то, чему люди учатся за три с половиной года, научиться можно года за полтора.

- Вы, насколько я понимаю, определившись с покрытием, перешли к выбору площадки. Последние варианты были 909-й квартал, парк «Разградский», городской парк и площадка под Александровским мостом. Какие плюсы и минусы?

- Если говорить про 909 квартал и «Разградский» парк, то это места, где могут кататься люди, которые там живут. Мне 30 лет, у меня есть транспортное средство, мотоцикл, на который я могу сесть, положить скейтборд в чехол и поехать: покататься и приехать обратно. У 15-летних подростков есть велосипед. Кто поедет на BMX, скажем, в те же «девятки» или, как прозвучало на депутатском комитете, в ГРИНН? Да никто. Скейтпарк должен находиться где-то в центре, потому что у нас все остальные места, где катаются ребята, снимают видео, находятся в центре. И скейтпарк нужен для того, чтобы приходить туда учиться, просто кататься или раскатываться.

Скажем, если человек идет раскатывать на какой-то сложный объект, на перила, ступени, то для того, чтобы сделать одну фотографию или снять одно видео трюка, он будет разогреваться в скейтпарке. Любой спортсмен делает зарядку, также любой экстремал разогревает свой организм, вводит его в ритм. Он будет разогреваться в этом парке и идти прыгать через газон. Можно же сделать всего один трюк и потом сидеть полвечера вдохновляться тем, как круто это было. В этом и есть прелесть всего экстремального спорта, то , что это постоянно достижение новой, новой, новой высоты.

- Слушай, у нас в Орле, как ты говоришь, человек 200-250 занимаются этими видами спорта. Какой у них средний возраст?

- От 12 до 25. Мы катаемся в удовольствие. Не так, как мы раньше катались, – для достижения какой-то цели. Например, меня спонсировала огромная московская компания. Я был в русском представительстве известного по всему миру бренда. Я добился этого, катаясь здесь без скейтпарка, без ничего. Такие случаи единичны. А если бы у нас была площадка с хорошим полом и с более или менее хорошими фигурами, таких людей становилось бы гораздо больше.

- Как со скейтпарками обстоят дела в других городах?

- Власти Сочи купили скейтпарк у компании и поставили в центре города на проспекте Орджоникидзе, прямо возле памятника Островскому, возле объекта культурного наследия в заповедной зоне.

Краснодар – центральная улица Красная. Тоже сквер – я уверен, что он является заповедной зоной. Я не говорю, что у нас нужно сделать то же самое. Но он тоже стоит в центре. То есть мы тоже можем расположить где-то в центре, потому что город у нас имеет форму лодки. Центральное место - это «центр».

Очень много людей катаются на любительском уровне, им интересно находиться в компании, интересно что-то делать, но они особо сильно не фанатеют по этому поводу. Если скейтпарк будет находиться где-то далеко, им неудобно, они будут кататься там же: на памятнике Ленину. Они будут говорить: да что я буду переться куда-то? Я 13 лет в этой теме, и всю эту кухню знаю наизусть.

- Так где же все-таки должна располагаться ваша площадка? Вот конкретно назови место, учитывая, что четыре варианта уже «прокатили».

- Интересно было поставить ее дальше моста в сторону «Трудовых резервов». Туда любой человек может спуститься по Ленинской или выйти с Карла Маркса.

- Я знаю, что у вас в планах создание еще и крытого скейтпарка. Расскажи об этом.

- Крытый скейтпарк - это сложная вещь. Он работает 3-4 месяца в году. В виду того, что он содержит персонал, гардеробщицу, охранника, кассира, его нужно отапливать, - я уже не говорю ни про какие бары-рестораны, - естественно, вход будет платным. Строить сложно. Ангар – это очень накладно, потому что, если мы эти 2, 6 млн ждали 13 лет, то сколько мы будем ждать еще большую сумму? Актуальнее будет взять какой-то муниципальный объект, положить там покрытие, сделать отопление, сделать пару подсобных помещений. В общем, задумка такая есть, но нужно смотреть по деньгам, по возможностям. Вероятнее всего, крытый скейтпарк должен быть многопрофильным: с возможностью его использовать, скажем, под тот же альпинизм. Думаю, цена вопроса 10-15 миллионов рублей.

 

 

RISE UP - OREL VIDEO from Валерич on Vimeo.

- Так ли скейтпарк в принципе необходим?

- Скейтпарк нужен для того, что бы развиваться, давать людям право выбора. У нас есть школы дзюдо, футбола, баскетбола. Есть бобслеисты, волейболисты, но нет скейтбордистов.

У нас есть чемпионы-бобслеисты, потому что у нас есть та рельса, по которой нужно разгонять боб. А того места, где выращивать чемпионов-скейтбордистов - у нас нет. Мы учились делать некоторые трюки на лавках, которые сами конструировали, при этом некоторые материалы воровали огромные мужики прямо из-под носа. Люди в огромной скейтбордистской семье нашей страны сильно удивляются Орлу. У нас сами скейтеры проявляют такую инициативу, которой нет ни в одном городе. Чтобы в Москве сказать какому-нибудь: «Давай возьмем раствор, я там нашел ступеньки очень крутые с перилой, но там нужно замазать пару щелей, чтобы подъехать и круто прыгнуть». Над вами просто посмеются.

Мы же найдем ступеньки с более или менее нормальным подъездом, сами устанавливим перила, сделаем подъезд и сход, чтобы всего один-два раза прокатиться. Но разве мы не имеем права кататься по человечески, как это делают в других городах, где есть по четыре скейтпарка? Нам нужен хотя бы один.

Повторюсь, у людей, молодежи, должен быть выбор. 

Беседовал Денис Волин