Прошедшее заседание Орловского облсовета народных депутатов ознаменовалось неожиданно яркой и выразительной критикой в адрес Министерства сельского хозяйства России. Нардепы, среди которых немало опытных аграриев, камня на камне не оставили от инициативы по замене субсидирования АПК системой краткосрочного льготного кредитования. А выговорившись, потребовали денег.

О новой для аграрного сектора страны проблеме мы уже рассказывали в предыдущих публикациях. Суть реформы заключается в том, что Минсельхоз с 2017 года ввел принципиально новую систему господдержки АПК. Если раньше федеральные транши поступали в областную казну, и местные чиновники затем распределяли субсидии, то теперь бюджетные средства осваивают банки. Региональные власти отстранены от участия в процессе, и федеральный центр, по большому счету, даже не спрашивает их мнение. 

По замыслу Минсельхоза, новая система позволит гораздо более справедливо распределять финансы. Мол, чиновники раньше злоупотребляли положением и выдавали субсидии только «своим». Но не прошло и четырех месяцев с начала реформы, как стало ясно – новая система еще более несправедлива, чем прежняя. На смену субсидированию пришло льготное кредитование. Уполномоченные банки получают бюджетные средства и выдают дешевые краткосрочные займы сельхозпроизводителям.

Они наделены широкими полномочиями и большой самостоятельностью. Банки сами рассматривают заявки. Могут отказать без объяснения причин, что часто и делают. Зачем? Это же бизнес! Получившему отказ агропредприятию тут же любезно предлагают оформить коммерческий кредит, который гораздо дороже государственного. Крестьяне вынуждены соглашаться, потому что у них нет выхода. Деньги экстренно необходимы для проведения посевной. Надо заплатить за приобретенные зимой горюче-смазочные материалы, минеральные удобрения и средства защиты растений.

«Хозяйствующие субъекты, заключившие договоры на поставку материально-технических ресурсов в конце 2016 года с перспективой их оплаты за счет получения льготных кредитов вынуждены привлекать кредитные ресурсы на коммерческой основе, - отметил на заседании Орловского облсовета председатель комитета по аграрной политике, природопользованию и экологии Сергей Борзенков, сам в недавнем прошлом руководитель крупного сельхозпредприятия. - Данная ситуация усугубляется на фоне дефицита оборотных средств у ряда хозяйствующих субъектов в связи с низким качеством урожая 2016 года из-за погодных условий и крайне неблагоприятной ценовой конъюнктурой на зерно. Практически не имеют возможности получить льготный кредит организации среднего бизнеса».

По его словам, Минсельхоз на 2017 год утвердил для Орловской области лимит средств федерального бюджета на льготное краткосрочное кредитование в размере 317,2 миллиона рублей. Из них 95,2 миллиона рублей предназначены для так называемых малых форм хозяйствования. Эти деньги отданы фермерам. На крупные и средние предприятия таким образом осталось 222 миллиона рублей. Однако данный лимит был исчерпан на 100 процентов уже к 23 марта 2017 года. Получили выгодные краткосрочные кредиты всего несколько крупных холдингов, которые иногда называют якорными инвесторами. Средние предприятия остались без государственных кредитов. Да и многие крупные не смогли конкурировать с фирмами, чьи головные офисы находятся далеко за пределами Орловской области. Крестьяне начали роптать и с ностальгией вспоминают времена, когда они нещадно ругали систему субсидирования. Оказывается, все было не так уж плохо.

«Мы часто читаем в электронных СМИ и видим по телевизору, что в этом году государство ввело беспрецедентные меры поддержки АПК, - говорит глава АО «Агрофирма «Мценская», депутат облсовета Николай Жернов. – Это слово как нельзя лучше характеризует то, что происходит. Меры действительно приняты беспрецедентные. Во-первых, Министерство сельского хозяйства установило лимиты. Они втрое меньше объема, необходимого для решения задач, которое правительство само же поставило перед регионами. Во-вторых, введение лимитов полностью исключило мнение регионов. Хотя нашему областному правительству, наверное,  гораздо виднее, чем из Москвы, кто в регионе больше других нуждается в финансовой господдержке. Это привело к тому, что льготные краткосрочные кредиты в Орловской области были отданы только самым большим предприятиям, остальные остались за бортом».

С мнением Николая Жернова согласились коллеги-депутаты. Так, по словам Сергея Борзенкова, не одна Орловская область оказалась в такой ситуации. Аналогичные трудности испытывают соседние регионы. Лимиты невелики, претендентов много, денег мало, отдают их крупным агрохолдингам. Крутись, как хочешь. А только заявленная потребность в кредитных ресурсах в Орловской области на предстоящую посевную кампанию составляет 4,3 миллиарда рублей. Это в 13,5 раза больше, чем выделили нашей области в текущем году. Неудивительно, что правительство региона оказалось засыпано жалобами от сельхозпроизводителей. Местные чиновники не могут им помочь – банки решают все.

«Сложившиеся сегодня условия не обеспечивают равнодоступности и пропорциональности государственной поддержки и приводят к дискриминации сельскохозяйственных товаропроизводителей Орловской области, которые, выполнив все требования и первичные условия, не имеют возможности воспользоваться данным видом государственной поддержки, - отметил Сергей Борзенков. - Большая доля и так ограниченного лимита выбирается крупными холдингами, которые имеют возможность получить крупные суммы кредита. В то же время средний и малый бизнес, несущий основную социальную нагрузку на селе, может вообще остаться без льготных кредитов, в том числе инвестиционных, в которых существует огромная потребность».

Кстати, потребность в инвестиционных кредитах, которые сельчане берут на долгосрочные нужды, на развитие и модернизацию производства, в этом году в Орловской области составляет около 7 миллиардов рублей. Поначалу они распределялись так же, как и краткосрочные льготные кредиты. То есть Минсельхоз лимитировал каждый регион. Нам достался довольно внушительный лимит в 1 миллиард рублей. Но он тоже был быстро выбран. К тому же министерство в феврале отреагировало на критику с мест и в период праздничных «каникул», приуроченных к 23 Февраля, изменило порядок распределения средств. После чего шквал критики в его адрес только усилился.

«Понимая всю важность проблемы, мы попытались оформить инвестиционный кредит, но получилось так, что не очень-то нам перепало, - говорит Николай Жернов. – А с 27 февраля министерство убрало лимиты и  начало распределять федеральные средства лично, по регионам. Можно сказать, что произошел передел финансовых потоков. В результате всех этих действий и получилась беспрецедентная поддержка сельского хозяйства страны. В своем кругу мы называем это «тихий ужас». Поэтому призываем изменить порядок кредитования и впредь учитывать мнение регионов».

Собственно, этому и посвящено обращение, которое орловский депутатский корпус направил не кому-нибудь, а премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву. Дословно в нем говорится: «В связи с большой социально-экономической значимостью возникшей проблемы Орловский областной Совет народных депутатов обращается в Правительство Российской Федерации с просьбой рассмотреть возможность увеличения объема субсидий федерального бюджета, предоставляемых уполномоченным банкам по планируемым к выдаче льготным кредитам сельскохозяйственным товаропроизводителям в 2017 году; провести отбор и принять к субсидированию инвестиционные кредитные договоры, полученные в 2016 году, а также пересмотреть механизм льготного кредитования хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса с целью обеспечения его равнодоступности и пропорциональности в зависимости от наличия обрабатываемой земли различными формами хозяйствования, наличия в них поголовья скота».

Говоря иначе, орловские нардепы просят денег, которые вряд ли правительство страны пришлет. Трудно поверить в то, что в Минсельхозе не видят происходящего или смотрят на ситуацию под другим углом. Скорее, новый механизм маскирует обострившийся дефицит средств в федеральном бюджете. В условиях длительных экономических санкций не то, что увеличивать, а удерживать объемы господдержки на прежнем уровне становится все сложнее. Можно долго спорить, собирать совещания, проводить селекторы и прочее. Это обойдется министерству дешевле, чем реагировать на депутатские обращения с мест и выделять дополнительные транши.

Но орловские депутаты так увлеклись, что приняли еще одно обращение к Дмитрию Медведеву. Оно касается пищевой и перерабатывающей промышленности, которая тоже входит в структуру АПК. Отрасль характеризуется рядом системных проблем. Прежде всего, это  моральный и физический износ технологического оборудования и недостаток производственных мощностей для переработки сельскохозяйственного сырья. За примером далеко ходить не надо. Достаточно зайти в магазин и найти продукцию орловских пищекомбинатов. Внешне она выглядит так же, как выглядела в советское время. Все те же закатанные в трехлитровые банки соленые огурцы гигантского размера и маринованные кабачки, борщ да солянка.

Отсюда вторая системная проблема - низкий уровень конкурентоспособности орловских производителей не только на внешнем, но и на внутреннем продовольственном рынке. И вновь чтобы в этом убедиться, достаточно зайти в магазин и найти привлекательно упакованные корнишоны, оливки или опята. Третья системная проблема - неразвитая инфраструктура хранения, транспортировки и логистики, обеспечивающая, в том числе, учреждения социальной сферы региона.

«Пищевая и перерабатывающая промышленность Орловской области является неотъемлемой частью агропромышленного комплекса, - говорит Сергей Борзенков. - По данным Департамента сельского хозяйства, она занимает около 7 процентов в валовом региональном продукте, а вместе с сырьевой составляющей - порядка 26 процентов. Кроме того, пищевая и перерабатывающая промышленность тесно связаны с отраслью торговли и общественного питания».

Кстати, Орловская область по производству основных продуктов сельского хозяйства на душу населения занимает лидирующие позиции как в России, так и в ЦФО. Так называемый уровень самообеспечения составляет по мясу 126 процентов, молоку - 102, картофелю – 157 процентов. То есть, регион производит основных продуктов питания больше, чем ему необходимо для собственного населения. Есть, чем торговать. Вопрос в том, захочет ли кто-то купить наши излишки? Потенциал по переработке и хранению продукции растениеводства и животноводства в Орловской области явно не реализован.

«Сегодня для таких аграрных регионов как Орловская область развитие пищевой и перерабатывающей промышленности является одним из наиболее вероятных сценариев увеличения доходов за счет добавленной стоимости и создания новых рабочих мест, - говорит Сергей Борзенков. – А в условиях экономических санкций и необходимости реализации мероприятий по импортозамещению вопросы обеспечения населения безопасным и качественным продовольствием приобретают еще большую значимость. Однако в настоящее время пищевая и перерабатывающая промышленность получает государственную поддержку только по одному направлению -  субсидии на возмещение части процентной ставки по краткосрочным и инвестиционным кредитам на переработку продукции растениеводства и животноводства. Этого явно не достаточно».

В общем, Орловский облсовет попросил у Дмитрия Медведева денег еще и для пищевой промышленности. Дай, мол, субсидии или кредиты на  модернизацию и техническое перевооружение предприятий, на внедрение современных энергосберегающих технологий, на развитие  инфраструктуры - хранения, транспортировки и логистики. Желание похвально, проблемы очевидны, а за спрос денег не берут. Так почему бы не обратиться хотя бы даже к самому премьер-министру? Однако такие обращения поневоле заставляют задуматься: когда лимит господдержки в 13 раз меньше необходимого объема средств, нужна ли она вообще? Все-таки фактор раздражающий. Будто кость кинули собакам, и досталась она самым сильным. А службы требуют от всех – и от сильных, и от слабых.

Михаил Романов