В этом году театр «Свободное пространство» отметил свое 40-летие. О восходящих дарованиях и состоявшихся артистах, о новых героях и вызовах современного общества рассказал художественный руководитель театра Александр Михайлов. Поводом для большого интервью для «Орловских новостей» стал дипломный спектакль студентов третьего курса «Звезды на утреннем небе».  

 

- Александр Алексеевич, для дипломной работы актерского курса вы выбрали пьесу Александра Галина «Звезды на утреннем небе». О чем она?

- Это одна из самых известных пьес, которая была написана в 80-е годы. В ней идет речь о подготовке к московской олимпиаде. Тех, кто хоть как-то мог очернить советскую действительность, выслали из столицы. Одними из них стали представительницы древнейшей профессии. Они главные героини пьесы.

- Чем интересен этот материал?

- Во-первых, пьеса в свое время открыла тему, которая была табуирована. Проституток в советские времена на сцену не выводили. А здесь рассказывается именно о женщинах этой профессии. Конечно, пьеса не сколько о них или психологических проблемах, которые можно было бы в ней найти, сколько о противостоянии системы и человека. Причем человека, который находится в положении изгоя по отношению к этой системе. Он может оказаться в этом положении по разным причинам: не сложилась судьба или он просто не вписывается в те жесткие правила, которые система диктует. Эта пьеса очень глубокая в плане психологии. По тому, как строятся сцены, и как развиваются характеры, - это абсолютно чеховская, очень атмосферная история.

- Кто выбирал материал и почему именно этот?

- Этот материал предложил я. Это, в первую очередь, продолжение традиций русского психологического театра, то, чему мы здесь учим, то, чем должны овладеть студенты. В этом смысле данный материал дает нам такую возможность. Во-вторых, здесь очень много ярких женских ролей, а у нас же девчонки в основном на курсе.

- Даже если это учебная работа, то она все равно имеет какую-то актуальность. В чем она на ваш взгляд?

- Я думаю, что момент противостояния человека и системы на сегодняшний день очень злободневен. У нас до сих пор актуален стереотип о том, что государство не для человека, а для самого себя. Сегодня оно занято сохранением своих функций, своей структуры, а остальное – это все декорации. Человек в этой системе сам по себе. Кому-то удается более успешно устроиться, а чаще всего просто не удается найти своего места. Мы знаем, что сегодня очень большое число людей находятся за чертой бедности или в других сложных ситуациях.

- Чья все-таки это работа - ваша или студентов?

- Я не могу эту работу разделить, так как моя задача, как педагога и как режиссера, сделать спектакль, который сможет всех их ясно и крупно представить. Их задача все это воплотить.

- Противились ли актеры вашему выбору или видению?

- Конечно нет, мы очень дружно с ними работаем. Зачем им противиться, если мы разбираем одну из лучших пьес, которая сохранилась с советских времен. Вообще хороших авторов из того периода мало: Вампилов, Арбузов, Галин, Горин - их можно по пальцам пересчитать.

- С кем сложнее работать со студентами или с состоявшимися актерами?

- Здесь разные трудности. Молодежь более открыта, доверчива, в этом смысле с ними очень легко работать. Однако приходиться дольше ждать пока они вырастут до какого-то качественного результата. А с состоявшимся артистом проще, особенно если он понимает и доверяет режиссеру. Сложность в том, что они приходят со своим видением, со своим пониманием материала. Бывает, что эти взгляды коренным образом расходятся.  

- Все ли сегодняшние студенты смогут остаться в театре после получения диплома?

- Нет. Во-первых, у нас труппа полностью сформирована и свободных вакансий нет. Во-вторых, у самих ребят свои планы. Это редкость, когда театр принимает такое большое количество новых артистов.

- Почему актерская профессия не теряет своей популярности?

- Во-первых, Россия – это все-таки театральная страна. Во-вторых, театральное образование позволяет человеку найти себе применение, даже если он не становится артистом репертуарного театра. Эта профессия во многом развивает человека. Кроме того, что у него появляется множество навыков, он еще и вырастает как личность. Практически все наши выпускники, так или иначе, творчески реализовались, причем в разных областях: кто-то ушел в журналистику, кто-то в педагогику, бизнес, менеджмент и так далее. Опять же, замечательными родителями стали.

- Приходя на спектакль, зритель видит результат, не осознавая в полной мере сложность и многогранность самого процесса его подготовки. Расскажите об этой работе. Насколько она сложна?

- Творческая работа сложна тем, что каждый раз ты все начинаешь заново. Все знания и умения всегда при тебе, но ты не можешь их использовать одинаково. Нельзя взять старое лекало и просто приложить к новому материалу. С другой стороны, это очень интересно. Нельзя предугадать результат. Иногда бывает так, что процесс подготовки спектакля идет очень хорошо, а зритель не принимает. Или наоборот, все идет трудно, а в итоге мы получаем положительные отзывы. Эти вещи создают своего рода «напряжение» в работе. Кроме того, театр – это же многокомпонентное искусство. Подготовкой спектакля занимается очень большое количество участников. Поэтому нужно, чтобы каждый из них делал свою работу профессионально и точно. Если здесь возникают слабые звенья, то в конечном итоге это скажется на результате. Когда складывается профессиональная группа или команда, тогда все идет чуть легче, уверенней. Главные критерии в нашей работе - это искренность, все должно быть правдиво и иметь какой-то внятный смысл. Образная сторона всегда важна. А вот сила конечного результата бывает разной.   

- Сколько времени проходит от замысла до результата?

- Замысел обычно как-то сам по себе варится, здесь нет четких временных рамок. Обычно на подготовку спектакля уходит от двух до трех месяцев. Если постановка сложная, то срок может быть больше.

- Страну постоянно преследуют какие-то экономические сложности. В такие моменты у вас не возникает желание бросить театр и заняться другим, более прибыльным делом?

- Бывает желание. Но меня останавливает то, что я ничем таким «прибыльным» не умею заниматься. На самом деле, моя профессия очень интересная. Даже если много лет этим занимаешься, все равно перед тобой открываются все новые вещи, которые хочется попробовать. А кризис – я вообще не припомню такого времени, когда бы действительно все было легко, хорошо и мы могли бы не думать о сложностях. Последний год у нас выдался особенно тяжелым в финансовом плане. Но, наконец, этот ужасный ремонт закончился, и мы хотя бы вернулись в родные стены. А когда большое количество талантливых людей рядом, даже при малом финансировании все равно можно продолжать делать качественную работу.

- Скажите, а у артистов хорошие зарплаты?

- Нет, у них очень маленькие зарплаты. Артистам всегда приходится где-то подрабатывать.

- Что же заставляет их продолжать работать в театре?

- Наверное, это какая-то черта характера или как говорят «это диагноз». Попавшим в эту колею, уже трудно изменить свою жизнь. Сюда приходят люди, которые любят театр и готовы этим заниматься даже за скромные зарплаты. Материальная сторона конечно  важна, но она не единственная.

- Я знаю, что в вашем театре существует практика постановки спектаклей самими артистами.

- Редко, но бывает. Например, Сергей Пузырев – он как артист меньше работает, чаще он занимается постановками. Режиссер – это же не только диплом. У человека должны быть мысль, способность и желание ее воплотить, а также умение увлечь людей. В этом плане Пузырев хорошо развивается.

- Если говорить об актерах-режиссерах, существуют ли для них какие-то рамки в выборе тем, материала?

- По-разному бывает. В основном репертуарную политику художественный руководитель определяет, но если человек приносит материал, который ему очень нравится, то я стараюсь дать ему эту возможность и постараюсь помочь проявить себя. И здесь даже не важно, на какую сцену этот спектакль выйдет или совсем не выйдет. На этапе замысла я никогда не скажу, что этого не надо делать.

- Что произошло со спектаклем Сергея Пузырева «Спасти камер юнкера Пушкина»? Помнится, представители власти увидели в нем русофобию и антигосударственность. Почему его сняли из репертуара?

- Сам по себе этот спектакль спорный. Главная причина закрытия спектакля – это желание самого автора пьесы. После того, как он посмотрел запись, он не позволил свою пьесу эксплуатировать в таком видении. Там были большие изменения в самой драматургии, Сергей переиначил весь текст. И это право автора запретить играть спектакль, пока режиссер не сделает новую редакцию.

- Как вы сам относитесь к этой ситуации?

- Если есть живой автор, то в первую очередь у него нужно спросить разрешение на изменение текста. Вот представьте, он написал пьесу, которая с успехам идет по всей стране, а его текст изменили до неузнаваемости. Я бы тоже не разрешил.  

- А как в таком случае вы относитесь к различным трактовкам классики?

- Классика это другое дело. Представлять классическую пьесу в переработке – в этом смысл режиссерского театра. А если хочется представить пьесу современного автора, то зачем его переписывать? Если не нравится текст, так не бери его.

- Как вы вообще относитесь к цензуре? Как раз после спектакля «Спасти камер юнкера Пушкина» появились предложения ввести в худсовет представителей власти.

- На мой взгляд, это совершенно дикое, немыслимое предложение. Для устранения каких-то нарушений у нас в государстве есть законные рычаги воздействия. Зачем нам цензура? Кто на себя возьмет эту работу? Если в худсоветах появятся чиновники, которые будут указывать что можно, а что нельзя, то это будет убийством для данного вида искусства. Каждый художник сам для себя цензор. Это его прямая ответственность. Я не говорю про вседозволенность. Свобода всегда связана с ответственностью.

- Совсем недавно ТЮЗ отпраздновал свое 40-летие. Это событие вы отметили уже в обновленных стенах. Можете ли вы поделиться своим мнением о произведенном ремонте?

- С одной стороны, здесь была проделана большая работа, реконструировать такое большое здание очень сложно и затратно. С другой стороны, очень многое было сделано непрофессионально и некачественно, начиная от самого проекта и дальше по возрастающей. Сейчас все эти огрехи выплывают, оказывается, что на их устранение требуются дополнительные средства. Деньги эти надо опять где-то искать. Так или иначе, все «косяки» будут дорабатываться.

- Вы были готовы к этим трудностям?

- К такому мы готовы не были. Мы в первый раз проводили ремонт в театре. Повлиять на подрядчика или на согласованный проект мы не могли, только ходили и указывали на недоделки.

- А что вы можете сказать о подготовке к юбилею города, преобразился ли после этого Орел?

- Город вообще никак не преобразился, ему до этого еще очень далеко. Орел не отмыт, не вычищен. Потребуется очень много времени, чтобы его в нормальный вид привести.

- С кого, по вашему мнению, следует спрашивать за нынешнее состояние улицы Ленина, набережной, других юбилейных объектов?

- Я считаю, что это прямая ответственность городских и областных властей, которые принимали эти решения, несмотря на многочисленные протесты общественности. 

- Не могу не спросить ваше мнение об установке памятника Грозному. Вы и вся ваша труппа выходили на протестные акции. Что вы защищали?

- Я лично считаю, что памятника Иван IV не заслуживает. Не с той репутацией он остался в истории, чтобы ему ставить памятник. Это очень противоречивая, а для искусства очень трагическая фигура. На его совести тысячи убитых людей. Появление такого памятника у театра юного зрителя, да еще в охранной зоне совершенно недопустимо. К тому же он сам по себе неудачный, скучный. Из-за чего так надрывались и старались - совершенно не понятно. Вот перенесли его ближе к стрелке, пусть он там и стоит.

- А что бы вы хотели увидеть перед своим театром?

- Здесь ничего не надо ставить, не такая уж большая площадь. Но уж если существует такая большая необходимость, то пусть уж будет какая-то художественная композиция, связанная с искусством, с театром. Но по закону, здесь ничего ставить нельзя.

- Орел уже давно называют городом памятников, а чего ему недостает?

- Летом в Орле не хватает тихих, приятных мест для отдыха. Если бы у нас было побольше зеленых зон, город выглядел бы намного лучше. А зимой в России никто никуда не ходит, в Орле тоже ходить некуда.   

- Давайте вернемся к театру, сколько вы здесь работаете, сколько за это время удалось воспитать актеров, есть ли между ними различия?

- Я работаю здесь 30 лет и эти ребята у меня четвертые. Я не могу сказать, что они сильно отличаются от предыдущих. Нет перевеса ни в романтическую, ни в прагматическую сторону. Я вижу, как все они увлечены самой идеей театра, желанием играть на сцене, быть артистами. В них всегда присутствует детское начало.

- А изменился ли зритель?

- К сожалению, зритель практически совсем не изменился. Когда мы выпускаем сложные спектакли, там, где поднимается планка проблематики или усложняется театральный язык, то зачастую зритель с этим не справляется. А когда привозится гастрольный спектакль, например, «Стриптиз на троих», тогда все билеты проданы. Вот этот факт сильно огорчает.

Сегодня наши культурные потребности формируются в основном телевидением. За последние лет 20 урон этим ящиком нанесен очень большой. То, что он сейчас производит – это просто чума. Можно смотреть только канал «Культура». На остальных ты точно столкнешься либо с плохим вкусом, либо с пошлостью, либо с ложью. А люди это «едят», привыкают к этому, к сожалению. Хотя есть небольшая прослойка тех, кто приходит в театр именно за духовной пищей. Но таких очень мало.

- Идете ли вы на поводу у современного зрителя, подстраиваетесь ли под его вкус?

- Нет, мы так никогда делать не будем, в коммерцию мы не уйдем. Если мы планируем ставить комедию, то это должна быть высокая классика, умная, со смыслом. Все равно есть определенный профессиональный уровень, ниже которого ты не опустишься.

- Как часто среди ваших учеников появляются «герои»? Есть ли среди сегодняшних студентов те, кто способен взять серьезный материал?

- Каждое новое поколение приходит со своим словом. Среди них, конечно, появляются такие представители своего времени, своего понимания жизни, которые заявляют о себе. И это было на всех курсах. Из этих ребят тоже найдутся те, кто станет в ряд с ведущими артистами.  

- Исчезли ли герои из современной драматургии?

- То, что сейчас люди находятся в каком-то поиске, это отражается и в драматургии. Это и потеря каких-то нравственных ценностей, и ориентиров. Само понятие герой все время меняется. Вчера он был один, сегодня - другой. Есть современные авторы, которые этот вопрос исследуют, может быть, их незаслуженно отметают в сторону, но они есть. Наверное, для таких пьес нужен какой-то новый язык.

- В вашем театре есть такие постановки?

-  Давайте к этому разговору вернемся в следующем сезоне, когда мы поставим несколько современных российских пьес. Сегодня действительно есть такая потребность, и есть несколько интересных предложений.   

- За годы существования театра выпущено огромное количество спектаклей, уже все сыграно. Не хотелось ли вам восстановить какой-то из давно прошедших спектаклей?

- Далеко не все сыграно и не весь материал использован. Слава богу, классический репертуар такой большой, что его хватит на все годы существования любого театра. Поэтому ничего возобновлять не надо, а нужно работать над новым, открывать новые вещи.

- Расскажите о предстоящем фестивале камерных и моноспектаклей LUDI.

- Подготовка началась, афиша определена. С 7 июня начнется фестиваль. Это и новая программа, и новые участники. У нас три новые страны добавляются. Сербия приедет к нам в первый раз, Болгария, США. Я думаю, будет много свежих впечатлений.

- Эти работы можно объединить какой-то общей темой?

- На фестивале будут разные темы, здесь мы конкурсантов ни в чем не ограничиваем. Мы стараемся подобрать участников так, чтобы были представлены и классические тексты и современные, экспериментальные вещи, которые западные театры давно полюбили. Полярная такая афиша получилась, в ней все есть: комедии, драмы. Много хороших актерских работ.

- Возникают ли разногласия среди жюри, когда им приходится выбирать лучшего среди такого количества спектаклей и актеров?

- Когда жюри определяет лучшего, то они очень ответственно подходят к этой задаче. Если в прошлом году все было достаточно тихо и мирно, то в позапрошлом все было очень бурно, были очень серьезные споры, ведь порой сталкиваются кардинально противоположные мнения. Конкурсные условия всегда предполагают подобного рода борьбу.

- Чего ждать зрителю в новом сезоне?

- Мы планируем выпустить «Люди Ламанчи», по мотивам произведения романа Сервантеса «Дон Кихот» и работаем над спектаклем для подростков «Приключения Гекельберри Финна». Будут еще несколько работ на малой сцене. Например, со студентами мы готовим еще один спектакль «Вдовий пароход». Так что, работа предстоит большая.

Беседовала Ольга Каштенкова