На дворе середина марта, и аграрии форсируют подготовку к весенней посевной кампании. Главная проблема – деньги. По оценкам Департамента сельского хозяйства Орловской области, в текущем году региону потребуется не менее 11 миллиардов рублей кредитных ресурсов. Примерно половина из них необходима для проведения посевной. Предприятиям не хватает собственных средств на закупку ГСМ, семян и удобрений. Оплачивать кредиты они будут после сбора урожая, и заемные средства наверняка отразятся на конечной стоимости продукции.

Орловскую область принято называть аграрной. Действительно, сельское хозяйство дает большой экономический эффект. По данным регионального  Департамента экономического развития, в 2016 году во всех категориях хозяйств Орловщины объем производства сельскохозяйственной продукции составил почти 73,2 миллиардов рублей, или 113,2 процента в действующих ценах и 109,3 процента в сопоставимой оценке к аналогичному периоду 2015 года. Чего же ждет область от 2017 года?

По словам руководителя Департамента сельского хозяйства Юрия Сидыганова, в текущем году яровой сев в хозяйствах всех форм собственности пройдет на площади 720 тысяч га. Планируется посеять 446 тысяч га яровых зерновых и зернобобовых культур, 207,4 тысяч га технических культур, 2,5 тысяч га картофеля и 1,6 тысяч га овощей. Кроме того, весной предстоит подкормить около 430 тысяч га озимых зерновых культур.

«В 2017 году для проведения комплекса весенних полевых работ потребность в ГСМ для предприятий АПК Орловской области составляет в дизельном топливе 52 тысячи тонн, в автомобильном бензине - 1,9 тысячи тонн, - отметил Юрий Сидыганов. – Также предприятиям АПК требуется 140,9 тысяч тонн минеральных удобрений в физическом весе. На данный момент  аграриями  приобретено 114,7 тысячи тонн минеральных удобрений, или 72 процента от плана. В полном объеме удобрения закупили только растениеводы Болховского, Шаблыкинского, Кромского, Новосильского, Корсаковского, Покровского и Должанского районов».

Удобрения, ГСМ, запчасти для ремонта техники и прочее ежегодно требуют крупных капиталовложений. Большинство предприятий вынуждено обращаться за краткосрочными кредитами. Кстати, с этого года такие займы аграриям начало выдавать государство. Они пришли на смену субсидиям, которые выделялись ранее. Минсельхоз решил опробовать новый механизм в надежде на то, что доступ к бюджетным деньгам получат не только крупные холдинги, но и малые предприятия.

«Орловской области на 2017 год утвержден лимит по льготному кредитованию по краткосрочным кредитам в размере 317,2 миллионов  рублей, в том числе выделены льготные кредиты малым формам хозяйствования объемом в 95,2 миллиона рублей, - говорит заместитель председателя правительства Орловской области по агропромышленному комплексу Дмитрий Бутусов. - По данным Орловского филиала Сбербанка, по краткосрочным кредитам одобрено 160,4 миллионов рублей, из них по малым формам одобрено 54,5 миллионов рублей. Также одобрено по инвестиционным кредитам крестьянских (фермерских) хозяйств 38,4 миллионов рублей. По Россельхозбанку одобрены семь договоров на 547 миллионов рублей. Лимит по краткосрочным кредитам для К(Ф)Х имеется в достаточном объеме. Уполномоченные банки продолжают прием заявок на получение льготных кредитов малыми формами хозяйствования».

По оценкам Департамента сельского хозяйства, которые базируются на данных заявок, поданных аграриями, в текущем году прогноз потребности в кредитных ресурсах по Орловской области для проведения сезонных полевых работ составляет по краткосрочным кредитам 11,1 миллиардов рублей. Из них на весенние полевые работы необходимо 4,3 миллиардов рублей, на инвестиционные цели - 6,3 миллиардов. Указанные суммы говорят о том, что сельхозпроизводителям не хватит господдержки, поэтому придется привлекать заемные средства у коммерческих финансовых организаций.

Несомненно, это отразится на конечной стоимости сельхозпродукции, в частности, зерна. Эксперты отмечают, что в текущем году появился новый риск для АПК. Так, «Коммерсант» недавно заявил о том, что включение господдержки на агрострахование в единую субсидию может привести к сокращению страхования урожая с господдержкой. Издание ссылается на президента Национального союза агростраховщиков (НСА) Корнея Биждова. Он рассказал, что в Орловской области застрахованные площади могут сократиться почти вдвое, в Белгородской - втрое, в Тамбовской - вшестеро.

«Причиной в НСА называют предпочтение субъектов направлять средства единой субсидии на текущие потребности, - пишет «Коммерсант». - В регионах объясняют ситуацию крайне высокими показателями в договоренностях с Минсельхозом прошлых лет, которые с трудом удавалось выполнять, а также ростом тарифов страховщиков. Данные НСА были предоставлены самими регионами и отражают их планы по заключению соглашений с Минсельхозом. Именно в соглашениях прописываются целевые показатели площадей посевов, застрахованных с господдержкой».

По данным НСА, только Липецкая область планирует нарастить охват посевов страхованием - с 95,5 тысяч га, застрахованных в 2016 году, до 110 тысяч га в 2017-м. Орловская область может снизить охват со 141,1 до 85 тысяч га. Для сравнения: Белгородская область планирует сократить застрахованные площади со 160,2 до 50 тысяч га. Дмитрий Бутусов рассказал, что регион уже подписал соглашение с Минсельхозом. По его словам, снижение прогнозного показателя обусловлено в основном ростом ставок у страховых компаний:

«В результате удельный расход средств на гектар существенно вырос, и те же лимиты не позволяют страховать в прежних объемах, - отметил он. - В рамках единой субсидии финансовые средства крайне ограничены, но даже при этом почти четверть данного вида поддержки направляется на агрострахование. Тем не менее, мы будем выполнять условия соглашения, а в случае дополнительного финансирования готовы увеличить застрахованные площади».

В НСА снижение показателя связывают именно с изменением системы субсидирования в 2017 году, в частности – с включением лимитов на агрострахование в единую субсидию, предназначенную для господдержки текущих расходов аграриев на производство. Теперь регионы вынуждены выбирать между страхованием, эффект от которого будет ощутим только в будущем периоде, и решением задач текущего сезона. И кредиты тут играют крайне важную роль. Многие малые предприятия АПК расплачиваются с банками после сбора и реализации урожая.

Цена на сельхозпродукцию никогда не держится на одном постоянном уровне. В течение года она способна расти и снижаться на 30-50 процентов. Многое зависит от ситуации на международном рынке. Важную роль также играет объем урожая. Поэтому прогнозы на цену зерна в конце года даже искушенные специалисты делают с осторожностью. Они часто используют термин «справедливая цена зерна». По этому поводу много лет не утихают споры.  Точного определения нет, поэтому каждый понимает его по-своему.

Для банков справедливой является цена, которая позволит им вовремя получить назад заемные средства с процентами. Для аграриев справедлива цена, при которой они после уплаты займов получат прибыль и средства на развитие собственного производства. Для населения справедливой будет та цена, которая позволит сдержать цены на хлеб.

Мукомолы хотят, чтобы стоимость зерна позволяла им хорошо зарабатывать и не поднимать цену на свою продукцию. Торговцы заинтересованы в том, чтобы стоимость зерна не вынуждала их снижать торговую надбавку, благодаря которой они живут. Разные трактовки и различные подходы к определению превращают зерновые поля в минные.

Но давайте проследим цепочку от зерновых полей до булки хлеба на столе. По состоянию на начало 2017 года, по данным Росстата, цена пшеницы отошла от максимума, который наблюдался в предыдущем сезоне, и даже опустилась ниже ценового максимума пятилетней давности. В сезоне 2012-2103 года стоимость пшеницы составляла около 10 тысяч рублей за тонну. Сейчас ее цена варьируется от 8 до 9 тысяч рублей. Аналогичная динамика наблюдается в сфере производства муки. Мукомолы четко реагируют на изменения на рынке зерна и строго им соответствуют. Но что мы видим на прилавках? Цена на хлеб не снижается, а кое-где даже растет.

«Мукомолы движутся ноздря в ноздрю по конъюнктуре с первой цепочкой – сельхозпроизводителями, - говорит стратегический аналитик, глава Агропромышленного клуба «Земляне» Владимир Решетняк. - Но несмотря на то, что цена пшеницы на данный момент ниже, чем пять лет назад, мы не видим снижения цен на хлеб. Почему? Торговцы ссылаются на какие-то корреляции, рост тарифов, изменение системы налогообложения и прочее. Может быть, у них есть свои резоны. Но аграрии поставлены в такие условия, что инфляционные риски у них «выкусывают» рентабельность,  потому что они из-за конъюнктуры рынка не могут подняться выше инфляции и не имеют возможности делать корреляции, как торговые сети».

За последние пять лет инфляция оказалась значительной, что было связано с западными экономическими санкциями и ослаблением курса национальной валюты. Торговцы нивелируют негативное влияние за счет роста цен. Вряд ли в стране найдется магазин, в котором сегодня буханка хлеба стоила бы столько же, как в 2012 году. Такое в принципе трудно себе представить. Но в сфере АПК все иначе. Зерно дешевле, чем пять лет назад. А что же хлеб? По данным Росстата, в сезоне 2012-213 годов его стоимость  составляла 35 тысяч рублей за тонну. Сейчас она приближается к отметке 45 тысяч рублей. При этом мука как стоила 15 тысяч рублей за тонну пять лет назад, так столько и стоит сегодня.

«Мы провели расчеты и проиндексировали стоимость пшеницы по отношении к стоимости хлеба, - говорит Владимир Решетняк. – По нашим данным, сейчас наиболее приемлемая цена зерна для аграриев составляет 11,5 тысяч рублей за тонну. А реальная находится примерно на уровне 8,5 тысяч рублей. Но приемлемая цена – это еще не справедливая цена. Мы использовали различные методики, провели анализ по годам. Наша точка зрения такова: справедливая цена – это когда одна тонна пшеницы 3-го класса по стоимости равна одной тонне аммиачной селитры. Что мы видим? В августе 2016 года аммиачная селитра стоила 10 700 рублей за тонну, сейчас стоит 14 800 рублей. Значит, следуя такой логике, справедливая цена зерна на данный момент составляет 14-15 тысяч рублей за тонну».

Это почти вдвое меньше, чем могут аграрии выручить на рынке. В результате в ценовой цепочке все сливки снимает конечное звено – торговые сети. Стоит упомянуть еще об одном промежуточном звене – хлебопеках.  Им не позавидуешь. Они находятся между молотом и наковальней, так как зависят от предложений мукомолов и торговых сетей. Их условия никого не волнуют. Мукомол всегда найдет, кому продать свою продукцию. А торговец в наши дни настолько избалован, что может выбирать, у кого брать хлеб на реализацию, а у кого – нет.

Но главная проблема пекарей заключается в том, что магазины возвращают им нереализованную продукцию. И соответственно за нее не платят. Утилизация пришедших в негодность продуктов включается в издержки хлебопекарного производства. И это тоже учитывается при формировании конечной цены буханки. Однако самыми незащищенными по-прежнему остаются крестьяне, которые выращивают зерно. Их труд, который так прославлялся в советское время, в эпоху стремительного развития современного потребительского общества перестал цениться. Люди будто бы перестали понимать, откуда вообще берется на их столе хлеб. Более того, многие с ухмылкой называют АПК «черной дырой», хотя на самом деле «черная дыра» - это их собственный живот.

Но давайте задумаемся: что произойдет, если крестьяне перестанут выращивать зерно? Если условия их работы станут настолько кабальными, что они не смогут накормить даже собственные семьи? Конечно, не хлебом единым жив человек. Но не надо забывать о том, что интернет, смартфоны и прочие гаджеты не скушаешь. Так какой же должна быть справедливая цена? Она должна быть такой, которая устроила бы все звенья цепи «зерновое поле – мельница – пекарня – прилавок – покупатель». Увы, при нынешнем положении дел такой расклад – это что-то из области фантастики.

Михаил Романов

Справка

Как сообщает издание «Коммерсант» со ссылкой на НСА, в 2016 году на премии по договорам страхования с господдержкой в регионах Черноземья пришлось 75-93 процентов от всех премий. Наибольший  показатель в Белгородской области – 93 процента (746 из 805 миллионов рублей), которая по абсолютному объему премий заняла четвертое место в России. У Орловской области девятое место с показателем 90 процентов.