В Заводском районном суде Орла близится к завершению процесс по уголовному делу в отношении депутата Орловского облсовета и бизнесмена Виталия Рыбакова. Его обвиняют в незаконной, по мнению следствия, спонсорской помощи газете «Орловская среда» и передаче сыну имущества, находящегося под арестом. 15 марта в суде дал показания сам Рыбаков. Он отверг все обвинения, а уголовное преследование назвал провокацией и политическим заказом. За ходом заседания наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

 - Ваша честь, я внимательно слушал весь судебный процесс и могу сказать, что убедительных доказательств того, что Базе строительных товаров был причинен ущерб при заключении спонсорских договоров с агентством «Орловская среда» стороной обвинения предоставлено не было. Поэтому я как потерпевший в этом процессе отказываюсь от своих исковых требований, - с этих слов директора муниципальной базы г-на Шварева началось очередное судебное заседание.

Подсудимый Виталий Рыбаков, в окружении трех адвокатов, никак не отреагировал на это заявление. Его уголовное преследование началось летом 2014 года, после того, как Рыбаков выдвинулся на губернаторские выборы против Вадима Потомского. Начиная с августа того же года дела на него начали возбуждаться с заводной регулярностью. В какой-то момент, как было заявлено в суде, их накопилось то ли 7, то ли 8 штук. Тогда же Рыбакова уволили с должности гендиректора муниципальной ОАО «База строительных товаров», где он проработал 24 года, якобы «за неэффективность». В итоге, по истечении почти 2,5 лет в суд Следственный комитет направил уголовное дело, состоящее лишь из двух эпизодов. Сейчас бизнесмен обвиняется по статье 201 УК РФ (использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и других лиц), а также по статье 312 УК РФ (отчуждение имущества, подвергнутого аресту, совершенное лицом, которому это имущество вверено). В первом случае, уверено обвинение, будучи директором Базы строительных товаров, Рыбаков заключал спонсорские договоры с газетой «Орловская среда» (которую СМИ называют с ним аффилированной) на размещение рекламы, однако рекламировались там коммерческие лица, так или иначе связанные с Рыбаковым. Во втором случае бизнесмена обвиняют в том, что будучи фигурантом уголовного дела, суд арестовал часть его имущества, но Рыбаков подписал дарственные, в том числе на арестованное имущество, передав его своему сыну и бывшей супруге.

- Обвинения я не признаю ни по одному из предъявленных мне эпизодов, - заявил 15 марта в суде Виталий Рыбаков, начав таким образом собственных допрос. – На протяжении десятков лет я являлся руководителем сначала МУП «База строительных товаров», а затем правопреемником указанного предприятия – ОАО «База строительных товаров». Кроме того, на протяжении ряда лет, в том числе и в настоящее время, я являюсь депутатом областного совета.

Рыбаков заявил, что «База строительных товаров» вплоть до 2014 года являлось прибыльным. «Произвести рейдерский захват предприятия я не позволил, поэтому и был уволен», - сказал он.

- После моего увольнения (без объяснения причин) в ноябре 2014 года на предприятии сменилось несколько руководителей и прибыльное, развивающееся ОАО было доведено фактически до банкротства. В августе 2016 года акции предприятия были проданы. Таким образом, управление муниципального имущества и землепользования (УМИЗ) избавилось от проблемного предприятия и многомиллионных долгов, - продолжил подсудимый.

Далее он рассказал, как участвовал в губернаторских выборах. Снятие с них своей кандидатуры им были обжалованы в Генпрокуратуру РФ, которая направила жалобу в областную прокуратуру. Орловское же ведомство спустило жалобу в облизбирком. «То есть в орган, действия которого я обжаловал», - сказал подсудимый.

- В последующем, по моему мнению, началось преследование меня и моих родных именно по политическим мотивам, результатом и является рассматриваемое в суде уголовное дело. Таким образом, оно носит заказной характер, - заявил Рыбаков, после чего начал предметно разбирать предъявленные ему обвинения.

Так, насчет рекламы в газете «Орловская среда» он пояснил, что сотрудничать с ней стал в 2009 году «по настоянию сотрудников администрации Орла, которые просили помочь газете». При этом перед Рыбаковым, с его слов, ставилась задача проводить «более агрессивную политику в области рекламы». Согласно приведенным данным, с 2009 года ежегодно База строительных товаров заключала с газетой спонсорские договоры на суммы от 1,2 млн рублей до 2,5 млн рублей (в 2014 году).

- Данные договоры были взаимовыгодными и заключались в интересах Базы строительных товаров, - уверен Рыбаков. – Поскольку спонсорская помощь шла не только для ведения рубрик социальной направленности, но и обеспечивало ОАО еженедельное распространение рекламы о спонсоре и оказываемых им услугах. К тому же стоимость рекламы в газете «Орловская среда» была гораздо ниже, чем в других печатных изданиях. Какой смысл давать рекламу в газету «Орловская правда» с тиражом в 5 тысяч экземпляров, которую читают только чиновники? А «Орловская среда» повсюду. Я приведу не совсем корректный пример, но ее можно встретить в почтовых ящиках, на асфальте, в нее заворачивают селедку, ее можно встретить в туалете! Я вам провел линию, то есть, да? От почтового ящика до туалета. Это народная газета! – заявил Рыбаков.

Он добавил, что руководствовался лишь интересами предприятия, а не членов своей семьи – сына Антона и его бывшей супруги г-жи Смирновой. «Мой сын на тот период не был на моем иждивении, работал директором по закупкам в ООО «Лесоторговая база», а моя невестка получала зарплату в «Орловской среде». Причем уже с сентября 2011 года сын не жил с ней, они подали официальное заявление о разводе. Понимаете, я вырос в патриархальной семье. Когда сын представил мне будущую супругу, она была с ним почти ровесницей. А я считаю, что жена должна быть моложе мужа, - отметил подсудимый.

Он пояснил, что ни он, ни его брат – депутат облсовета Игорь Рыбаков, не нуждаются в создании о себе благоприятного образа посредством рекламы в газете, так как сами депутаты и многое делают для населения. В качестве примера подсудимый привел желтые заборчики, на которых красной краской написано «Рыбаков». «Наша фамилия написана на заборах в четырех районах Орла. Зачем нам реклама о себе в газете?» - удивленно заявил он. Относительно того, что в «Орловской среде» часто висел баннер «Лесоторговая», Рыбаков пояснил, что речь здесь идет не о коммерческой ООО, а бренде, месте.

- Никакого ущерба Базе строительных товаров не причинено. Исковых требований я не признаю. Вся моя работа постоянно подвергалась аудиту – как только появлялся новый мэр, сразу приходил проверять. Никаких нарушений. Они появились только после 2014 года. А до этого я получил 64 грамоты, в том числе от министра и губернаторов: от Строева, от Козлова…единственное, не получил от моего друга в кавычках Потомского, - сказал Рыбаков.

Сидящий рядом адвокат пошутила:

Еще, может, получите.

После 15 минутного перерыва Рыбаков обратился ко второму пункту обвинения, то есть – к дарственной на имущество. Подсудимый сразу заявил, что никакого умысла на совершение преступления у него не было. По его словам, началось все с развода с г-жой Ленской.

- В 90-х моя супруга сидела с тремя детьми. Но тут начали погибать мои друзья. Кто-то по пьяни, кто-то в аварию попал. Я и подумал, что ведь тоже могу, - начал Рыбаков. – И тогда я предложил жене идти работать. Что, разумеется, и привело к разводу.

Рыбаков рассказал, что задолжал бывшей супруге крупную сумму денег. «После увольнения меня с работы в конце 2014 года она стала требовать вернуть долг досрочно. Реально вернуть деньги я не мог, так как они были вложены в покупки земли и недвижимости. В процессе переговоров мы пришли к соглашению о том, что я верну долг не деньгами, а имуществом. При этом было оговорено, что часть принадлежащего мне имущества я передам старшему сыну для использования в своем бизнесе. Он сам и выбирал это имущество», - отметил подсудимый. Рыбаков также дополнил, что оформлением сделок занималось доверенное лицо г-н Хахичев, которое он предупредил о том, что какие-то объекты арестованы. На что Хахичев ответил, что при подачи заявление в Росреестр, если существует арест, это сразу станет известно. Но сделки прошли.

Адвокаты задавали подсудимому много вопросов, касающихся деятельности Базы строительных товаров. Рыбаков не раз сказал, что оно было прибыльным и эффективным:

- Для власти города мое предприятие было одним из лучших. Ко мне всегда все обращались. Мэр вызывал – значит, очередная дойка, - заметил подсудимый. В числе прочего выяснилось, например, что База строительных товаров поставляла душевые кабины для областной прокуратуры (компания, выигрывавшая тендеры на ремонт помещений надзорного ведомства закупала их на Лесоторговой), а также однажды оказала спонсорскую помощь ФК «Русичи». – В 2011 году просили 3 миллиона рублей. Я был против. Но руки мне на совете директоров выкрутили. Пришлось дать 1,5 миллиона. Но за весь период моей работы, до того, как я выдвинул свою кандидатуру на выборы губернатора, ко мне никаких претензий со стороны правоохранительных органов не было.

- ООО «Лесоторговая база» являлась конкурентом «Базы строительных товаров»? – интересовались адвокаты.

- Они нам поставляли цемент. Они торговали оптом, мы в розницу. На этой территории вообще никто никогда не был мне конкурентом, - ответил Рыбаков.

После череды уточняющих вопросов слово предоставили стороне гособвинения, которую в этом процесс представляют целых два сотрудника прокуратуры.

- Вам известна причина вашего увольнения с поста директора «Базы строительных товаров»?

- Причину, согласно версии «эффективного менеджера» Берникова, я узнал из СМИ. Якобы неэффективная работа. Они собрали пресс-конференцию, где вновь назначенный директор Роев привел взятые с потолка цифры. Но после моего увольнения, как говорится, результат налицо. Предприятие за несколько месяцев пошло ко дну, - ответил Рыбаков.

Гособвинение задало следующий вопрос:

- Что вы как директор предприятия делали для улучшения материально-технической базы?

- Каждый день проводились мероприятия. Деталей мне помнить не надо. Моя цель – безубыточная работа предприятия. За это меня и в 2011 году, и в 2012 году награждали.

- В период вашего руководства «Базой строительных товаров» с 1992 года имело ли место уменьшение площади предприятия? Отказывались ли вы от территорий? – более агрессивно перешла в наступление прокуратура.

Рыбаков взял паузу и начал советоваться с адвокатами. Те посоветовали касаться лишь периода, отраженного в материалах уголовного дела, то есть 2011-2012 гг.

- В 2011-2012 годах территория базы не уменьшалась и не увеличивалась, - ответил Рыбаков.

- А с 1992 года? – не отступала прокуратура.

- Это дела не касается. Возбуждайте новое уголовное дело! – парировал подсудимый.

Далее гособвинение поинтересовалось знакомы ли Рыбакову ряд индивидуальных предпринимателей, работающих на территории Лесоторговой, например ИП Ленская, ИП Моргунов, ИП Пенькова, ИП Понухник.

- Так же, как ваши знакомые по лестничной площадке. Они мне знакомы по местности, которую мы все называем Лесоторговой.

- Хорошо, - вновь взяла слово гособвинитель. – Давайте по каждому. Ленская?

- Бывшая супруга.

- Пенькова?

- Бывшая супруга брата.

- Ваша невестка Смирнова кем работала?..

Еще ряд вопросов прокуратуры касались рентабельности Базы строительных товаров и рекламы в газете «Орловская среда». Рыбаков отметил, что не пролистывал каждый номер и не следил за тем, кто и что там печатал.

- Перечень вашего имущества вам известен? – уже в конце допроса поинтересовались гособвинители.

- Как на духу говорю, не известен. Но все ликвидно. Можно поднять, - ответил подсудимый. Чуть раньше он пояснял лишь, что общая стоимость оставшихся у него объектов – примерно 50 миллионов рублей.

В завершении заседания Виталий Рыбаков еще раз назвал свое уголовное преследование заказным. «Хотели деморализовать меня. Но я, как видно, не особенно деморализован», - добавил он.

На следующем заседании ожидаются прения сторон.

Денис Волин, из зала суда