В Орле суд продолжает рассмотрение дела экс-главы департамента здравоохранения Орловской области Ивана Залогина. Его обвиняют в ч.2 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ч.1 ст. 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности). Следствие считает, что компания «Диализный центр Нефрос-Калуга» обратилась в облздрав за лицензией, и Залогин ей отказал, однако выдал лицензию другой компании, которая заявила почти такие же условия, как и «Нефрос-Калуга». В суде допросили заместителя руководителя отдела лицензирования Тимофея Постового, которого свидетели по делу на заседаниях уже неоднократно называли ключевой фигурой. За допросом наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Перед допроосом в суде был сразу обозначен статус свидетеля – его уже осудили по этому делу за превышение полномочий, он сотрудничал со следствием, и суд приговорил его к условному сроку.

Начиная свою историю тех событий, Постовой отметил, что у него с Залогиным были  исключительно рабочие отношения, как и с представителями компаний. Он ввиду своих должностных обязанностей рассматривал заявки лицензиантов и принимал по ним решения, составлял акты проверок и предписания о выявленных нарушениях.

«В основном я занимался этими вопросами, так как занимал должность заместителя начальника отдела. Все сотрудники в той или иной степени принимали участие в проведении проверок. Но ответственным был я», – сообщил суду Постовой.
 
Бывший чиновник (сейчас Постовой уже не работает в облздраве) добавил, что алгоритм работы стандартный: подаются документы, проводится проверка, о ходе работы докладывается руководителю департамента, тот уже подписывает приказы о назначении проверок, отказе или предоставлении лицензии.
 
В конце сентября 2020 года состоялась первая проверка «Нефрос-Калуга».


 
«При проведении данной проверки было установлено отсутствие лабороторного оборудования, которое по порядку оказания медицинской помощи входило в обязательный перечень, следовательно, отсутствие специалистов, умеющих работать на данном оборудовании, и организация самого лабораторного кабинета, также отсутствие школы пациентов. Был составлен акт по результатам проведенной проверки. Все это было отражено в акте», - сказал свидетель.


 
По его словам, какие-то нарушения он указал в устной форме, но что конкретно говорил – не помнит. На предыдущих допросах представители компании вспоминали, что Постовой говорил, что, мол, он ничего не решает, а руководителям нужно встретиться.
 
Акт, как заявил суду Постовой, составил он лично, а остальные участники комиссии лишь подписали его.

Еще по теме: "А зачем ты тогда сюда пришел?": в суде по делу Залогина заслушали еще одного руководителя "Нефрос-Калуга"


 
Тогда прокурор передал свидетелю документ и начался допрос конкретно по составленному акту проверки.
 
«Где в приказе требование о помещении лаборатории для ООО, и «Нефрос» в частности? Покажите, чтобы мы четко поняли», – потребовал прокурор.
 
И Постовой принялся зачитывать: «…отделение должно быть обеспечено возможностью лабораторного контроля диализной терапии, в том числе химических исследований в диализном периоде…».
 
«Вы видите категорию «обеспечить возможность» и «отсутствие помещения»? Прямой вопрос, Тимофей Юрьевич, где в федеральном нормативно-правовом акте это содержится? Укажите», - настаивал прокурор.
 
«Конкретно, что помещение должно быть – нет такого, - с уже поникшим голосом произнес бывший чиновник.
 
«А почему, тогда следует вопрос, вы, как составляющий акт, это указали?», - продолжил представитель гособвинения.
 
«Лабораторное оборудование должно же где-то стоять», - лишь развел руками Постовой.
 
При этом свидетель подтвердил, что у компании был договор со сторонней организацией на оказание этих услуг.
 
«[Руководствовался] возможностью проведения исследований в диализный и междиализный период. Есть диализный период – когда человек находится на кресле, где проверяется лабораторным путем качество проведения данной диализной терапии. В междиализный период человек не находится под данным аппаратом, когда также проводятся анализы. Я счел, что в [диализный период] центр не мог обеспечить проведение лабораторных исследований. В междиализный это еще возможно» - объяснил Постовой.


 
Со слов Постового, никто из состава комиссии по проверке не высказывался, но документ подписали.
 
«Если подвести итог, то из всей комиссии мнение имели только вы?» – уточнил судья.
 
«Получается так», - коротко ответил свидетель.


 
Вскоре последовала проверка другого диализного центра – «Фрезениус Нифрокея», который лицензию получил. Суду Постовой пояснил, что у этой организации было помещение под лабораторию, где стояли анализаторы, но специалистов для проведения анализов не было, и для «подстраховки» те заключили договор со сторонней организацией на оказание услуг. Однако отсутствие таковых специалистов в акте отражено не было.
 
«Данной организации нужно было в укороченном периоде выдать лицензию. [Такую задачу поставил] руководитель департамента Залогин Иван Александрович», - заявил суду Постовой.
 
Свидетель отметил, что результаты проверок по обеим компаниям докладывал лично в рабочем кабинете руководителя, приносил на подпись, в том числе, и приказы об отказе «Нефрос-Калуга» в переоформлении лицензии.


 
«В завуалированной форме были даны указания, что данную организацию [«Нефрос-Калуга»] нужно проверить очень тщательно», - заявил суду Постовой.
 
«Вы уверены, что правильно его поняли?», - уточнили у него при допросе.
 
«Да», - подтвердил свидетель. – «Дословно я не помню. А смысл в том, что данной организации нужно отказать в лицензии, что не может быть такого, чтобы организация соответствовала полностью всем требованиям. Воспринял это как указание, потому что боялся потерять работу».


 
При этом Постовой заявил, что в данном центре оборудование, которое являлось обязательным, действительно отсутствовало. «Все остальное в исполнение указаний», - добавил он.
 
«То есть, как – чем больше, тем лучше, что ли? За все, за что можно зацепиться? Такой принцип был?» – уточнил прокурор.
 
«Можно сказать и так», - подтвердил Постовой.
 
Указания, как он уточнил, были до выездной проверки, а мотив ему не известен.
 
«Мое отношение было, что мы попадем с этими замечаниями, не выиграем ни суд, ничего. Будут большие проблемы и неприятности в дальнейшем. Я считал это необоснованным. [А когда уже пошли суды, Залогин сказал, что нужно] биться до последнего и отстаивать решение департамента», - заявил Постовой.
 
После проведения допроса защита попросила огласить показания Постового на тот момент в качестве обвиняемого в рамках дела, где он приводит слова Залогина: «…данной организации необходимо отказать в переоформлении лицензии, поскольку пациентское сообщество негативно высказывалось в отношении данной организации, поскольку ими использовались некачественные китайские расходники…», зачитала адвокат.
 
Защита также заявила о противоречиях с данными ранее Постовым показаниями, где он говорит, что «при проведении проверки, исходил только из реальной обстановки, не собирался придумывать несуществующие недостатки и для себя решил, если он выявит недостатки, то отразит в акте, а если их не будет, то и выдумывать ничего не собирался, и если до решения арбитражного суда он считал, что формальных нарушений будет достаточно, то после, что они были незаконным».
 
Суд отказал в ходатайствах, так как не увидел противоречий, поскольку свидетель не давал пояснений по этим вопросам.
 
На этом заседание закончилось, а в ближайшее время суд намерен допросить и самого Залогина.

Елена Торубарова




Ссылки по теме:

"Я исполнитель, а руководителям надо познакомится поближе": в суде по делу Залогина допросили директора "Нефрос-Калуга"