Реконструкция школы в Долгом началась в 2016 году. Деньги, порядка 185 млн рублей, на эти работы в качестве благотворительной помощи выделял Газпром при губернаторе Вадиме Потомском. Школу должны были сдать еще к 1 декабря 2016 года, однако первый подрядчик – «321 ВСУ» Артура Саркисова, ныне Шлейхера, не выполнил никаких работ. Об этом подробно на допросе в Железнодорожном районном суде по делу Саркисова-Шлейхера, обвиняемого в хищении более 85 млн рублей при исполнении крупных господрядов, рассказала директор той самой Должанской школы Юлия Ретинская. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Свой рассказ женщина начала со знакомства с Артуром Алексеевичем, которого еще по старой памяти называет Саркисовым. Фамилию он сменил гораздо позже тех событий, о которых сегодня поведает Ретинская. Рассказ возвращает нас в конец апреля 2016 года. Сначала, как утверждает свидетель, договор был подписан на электронной площадке, а затем Саркисов приезжал лично, чтобы подписать бумажный вариант. Правда, после этого строительство застопорилось.

«После подписания договора ничего не происходило. Я неоднократно писала письма и в адрес Артура Алексеевича, и в нашу администрацию, и в администрацию области о содействии по дальнейшему строительству. В июне на объект был назначен Орелгосзаказчик, который курировал именно строительство. Но так ничего и не происходило», - вспоминает Ретинская.

По словам свидетеля, изначально стройка начиналась еще в 1990-е годы, но уже тогда была заморожена из-за недостатка финансирования.

«В итоге два блока были накрыты кровлей, а один – нет и его нужно было разбирать. В 2011 году была экспертиза, и постройку нужно было разобрать до фундамента. Нужно было менять кровлю и летом была бригада, они раскрыли крышу и дальше действий никаких не происходило», - добавляет она.

А уже в сентябре 2016 года Ретинская написала претензию в адрес подрядчика, мол, необходимо расторгнуть договор, так как нет никаких строительных действий. Но крышу в сентябре все-таки сделали и работы пришлось оплатить по наставлению «Орелгосзаказчика» на сумму 4,7 млн рублей.

Еще по теме: 85 миллионов не основание: как суд отпустил Саркисова-Шлейхера. Репортаж «ОН»

«Я понимаю, что я заказчик, но я – учитель литературы. На тот момент это был вообще мой первый опыт в строительстве. Поэтому я видела, что крышу делали, и конечно, мы ее оплатили», - констатировала Ретинская.

При это объем работ был довольно большой.

«То, что у нас было – это просто коробка, строившаяся в 1990-е годы. Судя по проекту, который имелся – это все инженерные виды работ, отделочные работы, канализация, водоснабжение, электрика – практически все здание. Из всего была сделана только крыша», - рассказывает свидетель.

И вот 16 декабря 2016 года договор все же был расторгнут. И со слов директора Должанской школы, с предложением о расторжении выходила именно организация – «ВСУ-321». 

«Решение было обоюдным. Мы понимали, что организация уже просто ничего не успеет сделать – это раз. Судиться с ними – просто затянется время. Согласно договору, выделенные деньги мы должны были использовать за определенное время. Я не могла принять это решение самостоятельно, я обратилась к главе администрации и он согласовал это расторжение», - вспоминает Ретинская.

Со слов свидетеля, изначально контракт предполагал авансирование, но впоследствии эту строчку убрали, что и повлекло череду проблем с достройкой школы.

«Меня, как заказчика строительства, несколько раз штрафовали за документацию, которая выставлялась на торги.  Было много жалоб. И комиссией было принято решение, чтобы убрать вообще аванс из договора. И, видимо, Артур Алексеевич, не очень внимательно в итоге прочитал договор, в котором аванса уже не было. И как мы понимаем, у Артура Алексеевича просто не было средств на строительство. Вот и все», - констатировала она в суде, уточнив, что это лишь ее личное мнение.

И только потом она узнала о том, что ВСУ-321 банкротится.

«Перекрестились, и слава богу, что расторгли контракт, потому что тогда бы очень надолго затянулись бы все эти процедуры», - с облегчением произнесла Ретинская, взглянув в сторону обвиняемого.

После расторжения договора с ВСУ-321 был заключен контракт с новым подрядчиком – ООО «Вега». Правда, и этой компании не удалось достроить школу.

«Торговались до апреля месяца долго и упорно, тоже было очень много жалоб. Тем более, мы не специалисты в этом вопросе. Торги выиграла компания «Вега». Тоже была печальная картина. Школа наша так и стоит до сих пор», - тяжело вздохнула директор учебного учреждения. – «Было громкое судебное дело, была инициирована проверка КСП, на основании результатов которой был задержан руководитель компании-подрядчика «Вега». Объект остановился, и до сих пор все стоит мертвым грузом».

Действительно 2017 году школу также не построили. Уже врио губернатора Андрей Клычков дал поручение КСП проверить, как расходовались  средства на объекте. В результате проверки КСП заявила о фактах оплаты невыполненных работ и прочих злоупотреблений. Материалы были переданы в прокуратуру. По ним было возбуждено уголовное дело о мошенничестве. 8 июня 2018 года Следственный комитет сообщил о задержании генерального директора ООО «Вега» Виктора Артюхова и заместителя генерального директора ООО «ТСК «РемСтройЛидер» Олега Цимбалистова. Их заподозрили в хищении 14 млн рублей. Однако весной прошлого года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. А «Газпром», тем временем, деньги отозвал.

«Когда к выполнению работ заступила «Вега», я поняла о чем говорил Артур Алексеевич, потому что было много писем по согласованию видов работ, и эти письма направлялись в проектную организацию», - комментирует спустя столько лет Юлия Ретинская.

«То есть по тому проекту, который был, построить школу было невозможно?» – уточнил адвокат Шлейхера. 

«Я не могу сказать возможно или не возможно, я не специалист. Было экспертное заключение. Оно же не просто так появилось. То, что мы получили, мы выставили на торги. Времени было достаточно, чтобы какие-то предложения вносить. Но, как мы поняли, проект был еще 1986 года рождения. Но я могу вам это только чисто как обыватель вам сказать, потому что судя по тем нормам, которые там задавались, конечно, современным требованиям он не соответствовал», - ответила она.

Впрочем, изменения в проект все же вносились, признала свидетель. В частности, с ее слов, Саркисов предлагал переделать проект на пищеблок. И его сделали.

«Еще был такой момент: проект был только на первую очередь, а деньги делились на две очереди. Артур Алексеевич проявил инициативу и заказал проект на вторую очередь. Проект стоил в районе 2 млн рублей. Мы это не оплачивали, это был такой подарок нам, насколько я поняла, потому что Артур Алексеевич просто «проворонил» тот момент, что нужно на торги выставиться, я так предполагаю, а может это была и какая-то собственная инициатива – не знаю», - добавила Ретинская. 

Контроль за строительством все это время осуществлял «Орелгосзаказчик», который и согласовал оплату работ по строительству школы «ВСУ-321» в сумме 4,7 млн рублей. Сам Саркисов-Шлейхер даже в суде, где обвиняется в хищении бюджетных денег, умудрился с этой суммой не согласиться, заявив, что ему должны гораздо больше. 

«4,7 млн рублей, которые нам заплатили – это были работы, которые согласовал и запроцентовал «Орелгосзаказчик». То, что можно было на объекте потрогать. А запроцентовать можно было только те виды работ, которые сделаны полностью. Плюс она [Ретинская] появилась в школе только в сентябре, поэтому и видела работы, происходящие только в сентябре», - заверил Шлейхер.

По его словам еще летом 2016 года на объекте было организовано введение электрофикации, водоснабжения, строительство забора. 

«Только забор был 400 с лишним метров. Это не могли поставить за два дня. Вывоз мусора, который осуществляли из подвала. По затратной  части работы были произведены на сумму порядка 30 млн рублей», - заверил Шлейхер, уточнив, что заказчик – все-таки учитель литературы без специального образования и каких-то веще могла и не знать.

Шлейхер подтвердил, что первый этап выполнения работ действительно стоил 93 млн рублей, а второй этап подрядчик  бы не смог выполнить без проекта, потому что была ошибка со стороны заказчика.

«Проект просто-напросто отсутствовал, на что мне в администрации сказали: как хотите так и выполняйте, заказывайте проект за свой счет. Я заплатил, получили проект на второй этап. Проект был действительно старый. Была большая тягомотина с документами, потому что в администрации очень сильно испугались, так как по закону, если изменения происходят более чем на 10% от начальной стоимости, то необходимо расторгнуть и переиграть контракт заново», - добавил обвиняемый.

Читайте также: Фамилии я назову обязательно: в суде по делу Артура Шлейхера допросили экс-руководителя «Орелгортеплоэнерго»

Саркисов-Шлейхер также напомнил, что все вопросы решались через администрацию, добавив, что тот факт, что было многое недоделано и «Вегой», «в очередной раз подтверждает, что было очень много огрехов в проекте».

«И это то, что я пытался изменить. На что мне говорили: ты что дурак, не понимаешь? Стройте и быстрее, потому что деньги надо освоить. Их надо осваивать, но надо осваивать с умом для того, чтобы это потом не развалилось. Здание постройки 1991 года, где необходимо было произвести очень большой ряд работ, чтобы это потом все как карточный домик не сложилось. Я молчу про грибки и плесень, которая там была. Поэтому объем работ был произведен намного больше, чем на цифру 4,7 млн рублей. Это была та сумма, которую «Орелгосзаказчик» считал для себя безопасной запроцентовать», - заявил он суду, после чего судья объявил перерыв до допроса следующего свидетеля по делу.

Елена Торубарова, из зала суда