Он владеет ювелирным бизнесом и сотнями гектаров плодородной земли в Орловской области. У него есть внушительный автопарк и несколько особняков. Своим “крестным отцом” он считает Егора Строева. Это история Сергея Потемкина – владельца региональной империи “Золотой Орел”.

***

Весной 2014 года губернатор Вадим Потомский встречался с орловскими журналистами. Тогда он, пожалуй, впервые на орловской земле продемонстрировал свои оригинальный гонор и красноречие. В регионе в это время активно развивалась история с банкротством некогда флагмана отечественной промышленности — завода «Орлэкс», а над его богатыми площадями уже кружили коршуны, местные бизнесмены, сделавшие свои состояния на обломках советской недвижимости. «Развелись тут местные, — угрожающе глядя в камеры говорил на встрече Потомский о кредиторах «Орлэкса», — Предприниматели должны работать с властью. А если не будут работать и покажут клыки, я их поотшибаю!».

Многие журналисты тогда перешептывались: мол, вновь прибывший губернатор имеет в виду Олега Карпикова и Сергея Потемкина. Клыки, дескать, обещается поотшибать им. Потомскому уже доложили, что в свое время и первый, и второй получили лакомые куски Часового завода, и теперь имеют виды и на «Орлэкс». И Карпиков, и Потемкин считаются богатейшими людьми в Орловской области. Причем если Карпиков свои доходы в общем-то не скрывает, то Потемкин, будучи уже много лет заместителем председателя регионального парламента, из года в год демонстрирует в своих декларациях поистине сомнительные цифры, явно не соответствующие ни его статусу, ни масштабу имеющихся активов. Как выяснили «Орловские новости», семья Потемкина владеет многомиллионной недвижимостью не только в Орловской области, но и за ее пределами, автопарком из люксовых автомобилей, землями и другими дорогостоящими активами.

Крестный отец

В одном из недавних интервью Сергея Потемкина спросили: если вернуться на 12 лет назад и вспомнить, как он попал в политику, что бы тот ответил? «Честно говоря, в политику меня привел Егор Семенович Строев», — признался бизнесмен. А затем пересказал слова бывшего губернатора и спикера Совета федерации:  «Сережа, ты уже созрел для того, чтобы быть политиком и участвовать в политической жизни Орловской области». Потемкин с нескрываемым пиететом добавил, что считает Егора Строева своим «крестным отцом». И для этого у него несомненно есть веские основания.

90-е годы. Советский Союз только-только развалился, начался передел власти и сфер влияния. В новой России появился класс бизнесменов. Братва заправляла на рынках, парковках, устраивала кровавые разборки и «отжимала» у новоявленных коммерсантов фирмы и тот самый бизнес. В эти лихие времена скромный выходец из Урицкого района Сергей Потемкин, окончивший Московскую высшую школу милиции МВД СССР, отработавший несколько лет в ОВД на транспорте в столице, вернулся в Орел, чтобы начать свое восхождение к вершинам бизнеса. Ему было чуть за 30, он ездил на малиновой «пятерке» (ВАЗ-2105), но уже скоро он обзаведется темно-зеленым «Вольво» и красным «Мерседесом» 320-й марки. Впереди тяжелое, но увлекательное время. Тем более «по ментовской линии» есть хорошие связи — сын Нины Михайловны Удаловой, заправлявшей финансами в администрации Егора Строева. Почему бы и нет?

Егор Строев (на переднем плане) и Сергей Потемкин (сзади) на инаугурации губернатора Андрея Клычкова

В какой-то момент Сергей Потемкин получил небольшую часть базы в районе Химмаша, принадлежавшую знакомому Удаловой, местному предпринимателю.

«Тогда мало кто понимал, что нужно делать. Имущество могло достаться тебе просто из ниоткуда. Если ты занимал неплохую должность в СССР или имел связи, к тебе мог прийти человек и сказать, вот тебе кусок — занимайся», — рассказал «ОН» один из бизнесменов Орловской области конца 90-х. 

Деньги делались из всего: кто-то пригонял из Москвы в Орел тонны топлива, менял его на мед или сгущенку в районах, а маржу отдавал местному организатору этой незамысловатой схемы. Кто-то занимался перегоном солярки. Как говорят местные бизнесмены, Потемкин тоже какое-то время работал с горючим, пока в Орел из Якутии не зашел крупный ювелирный бизнес — компания «Алроса». В регионе появилась ювелирка. И Потемкин по совету областного руководства основал компанию «Алмаз-Холдинг», которая впоследствии при участии губернатора (компаний ЗАО Торгово-Промышленная Корпорация, ООО »Янтарь» и ОАО Орловский Областной Центр Рыночных Отношений «Развитие») превратится в ОАО «Золотой Орел». Базой и штаб-квартирой для будущей бизнес-империи Потемкина станет…Часовой завод. В течение 2000-2001 годов постановлениями администрации области и решением горсовета Орла «Золотой Орел» был освобожден от уплаты налогов на прибыль, землю и имущество… «Крестный отец» благословил свое чадо.

Д’Артаньян и три мушкетера

Светила политологии говорят, что во власть всегда нужно идти группировками. Работает ли это правило в бизнесе, сказать сложно. Ведь в конечном итоге обладание властью может дать профит всем участникам, а бизнес способен оставить всех с носом. Поэтому если управленец толковый, он, как правило, идет к своей заветной мечте в одиночку или…через головы других. В истории с Часовым заводом основных участников, как в повести Штильмарка «Три идальго», было три (если не считать власть). Это Сергей Потемкин, Михаил Золотарев и Игорь Мельников. 

Как рассказывают участники тех событий, в начале нулевых в Орле ходила любопытная легенда. Когда руководство региона дало отмашку на приватизацию завода, первым делом нужно было определиться, как поступить со зданием его главного управления. Тогда якобы кому-то в голову пришла мысль о «широком жесте». За одни сутки здание сумели «добровольно-принудительно» продать за 1 миллиард рублей одному орловскому застройщику, и пока он хватался за голову, на кой черт оно ему нужно, — у него уже успели его выкупить за четыре. Причем покупателем стала область, а затем здание в торжественной обстановке было подарено Педагогическому университету. Сейчас в нем располагается медицинский институт ОГУ. А куда пошли три миллиарда — дескать, одному богу известно…Правда это или поистине покрытая ореолом вымысла легенда — сейчас уже сказать сложно, а то и вовсе невозможно. Застройщик разговаривать об этом с «ОН» отказался, для еще одной стороны якобы сделки дозвониться за два месяца так и не удалось.

Тем временем, когда судьба здания главного управления была разрешена наиболее приятным образом, пора бы было взяться и за основные производственные помещения Часового завода, расположенные по ул. Октябрьская, 27. В начале нулевых на его обломках было образовано сразу несколько акционерных обществ: ЗАО "Орловский часовой завод», ЗАО «Часприбор», ЗАО «Часпласт», ЗАО «Ортайм» — в каждом из них небольшие доли имели Татьяна и Сергей Потемкины. В течение 2005-2006 годов все эти общества были признаны банкротами. А недвижимость бывшего часового завода перешла нескольким игрокам — треть Олегу Карпикову (он настаивает, что не участвовал в приватизации Часового завода, а впоследствии скупал лишь акции и доли в фирмах, которые участвовали), бизнес-партнеру Потемкина Игорю Мельникову, который в дальнейшем часто занимал должность директора в принадлежащих ему фирмах, Михаилу Золотареву, а также самому Сергею Потемкину. Главный куш от часового завода достался чете Потемкиных. Сейчас там расположен красивый офис «Золотого Орла», обитый дорогим деревом с позолотой кабинет Потемкина, по этому адресу зарегистрировано большинство активов его семьи, в том числе семейное СМИ — «Орелтаймс».

По словам знакомого Потемкина, в ходе совместного владения бывшими площадями Часового завода, партнеры поссорились. Причин тому несколько, в том числе дележ коммуникаций и «человеческий фактор». Игорь Мельников, начинавший как едва ли не первый в Орле владелец киоска с канцтоварами (на Бульваре Победы), пошел своим путем. Сейчас, например, он выкупил здание бывшего «Орелсоцбанка» на набережной Орла и отреставрировал его под бизнес-центр с будущим рестораном на мансарде, рассказывают знакомые с ним люди. «Хваткий малый. В свое время быстро понял, что нужно заходить на завод. Единственный из них, кто вкладывается в производство, а не просто управление недвижимостью», — так охарактеризовал Мельникова один из собеседников «ОН», знакомый с бизнесменами.

Олег Карпиков, владеющий 1/3 площадей Часового завода и не причисляющий себя к партнерам Потемкина, спустя много лет говорит: «На территории завода Потемкин, имея контрольный пакет акций со своим бизнес-партнером Мельниковым при «патриотическом отношении к Орловщине», мог бы постараться сохранить завод, сказал бы: «Олег, мы уходим из этого бизнеса, у нас нет специалистов». И гораздо с меньшими усилиями с большей частью сохранения людей, оборудования, технологии, рынков сбыта, это могло бы дальше развиваться. Мне реально остались какие-то там остатки, но тем не менее, мне удалось не только это сохранить, но и очень сильно развить». Карпикову на площадях завода принадлежит ТЦ «Водолей», Потемкину — в том числе ТЦ «Атолл».

Затонувший флагман «Орлэкс»

История с приватизацией некогда флагмана отечественной промышленности — завода «Орлэкс» — берет свое начало не в середине нулевых, как считают некоторые орловцы, а с конца 90-х. Примерно в то же время, когда было принято решение избавляться о Часового завода, взгляд власти и близкого ей бизнеса пал и на «Орлэкс». Загвоздкой было то, что в отличие от завода, выпускавшего часы, «Орлэкс» помимо запчастей для холодильников занимался и производством продукции оборонного стратегического для страны значения. Как вспоминают знакомые с ситуацией бизнесмены, тогда, в конце 90-х - начале нулевых, «уязвимость» не без помощи силовиков была найдена. «Выяснилось, что на какую-то часть продукции «Орлэкс» не имел лицензии, и этим ребятам стало понятно, что завод пора забирать, — вспоминает один из собеседников «ОН». — Однако тогда на их пути встала намного большая преграда, чем они полагали». 

В Орле поговаривают, что преградой этой был никто иной, как нынешний президент одного из крупнейших банков страны (ВТБ) Андрей Костин. По совместительству, как говорят, якобы родственник тогдашнего директора «Орлэкса» Николая Костина. Собеседник «ОН» рассказывает, что отношения между ними якобы были «так себе», и тем не менее Андрей Костин на тот момент за «Орлэкс» вступился. «В Орел позвонили из Москвы и попросили завод не трогать, — говорит собеседник «ОН». — Строев тогда быстро эту идею выбросил из головы, а вот Потемкин — нет». Подтвердить родство Костиных "ОН", впрочем, не удалось. В открытых источниках информации о какой-либо родственной связи нет. Однако больше в строевский период завод действительно никто не трогал. 

Второй и окончательной попыткой завладеть «Орлэксом» стал постстроевский период, когда Орловской областью руководили единоросс Александр Козлов и коммунист Вадим Потомский.

В 2012 году директор «Орлэкса» Андрей Николаевич Костин (сын прежнего директора) написал заявление в УМВД по Орловской области, в котором сообщил, что с 2008 года «осуществляется полная ликвидация завода <…> путем быстрого и откровенного разграбления…». Данный процесс в своем заявлении господин Костин описал так: «Когда была введена процедура наблюдения в отношении ЗАО «Орлэкс» в 2008 году, депутат Орловского областного Совета Потемкин С. Г., его сын Потемкин С. С. вместе со своими постоянными компаньонами Мельниковым И. А., Перепелициным О. П., Золотаревым М. В. и другими... лицами , решили воспользоваться ситуацией и захватить лакомый кусок в центре города. Для этого они организовали скупку долгов ЗАО «Орлэкс» у различных кредиторов подконтрольными организациями». Далее Костин перечислил компании, так или иначе контролируемые Потемкиным и его бизнес-партнерами, и указал, что став конкурсными кредиторами, они ввели процедуру банкротства завода.

По сути, говорит «ОН» один из орловских бизнесменов, хорошо помнящий тот период, на «Орлэксе» была применена та же схема, что при приватизации Часового завода. Если Костин-младший полагал, что в действиях Потемкина и его компаньонов был состав преступления сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ, то в полиции и СК так не сочли, несмотря на громкие заявления губернаторов, политиков, лидера КПРФ Геннадия Зюганова и прочих. Дело заведено не было, а бизнесмены получили свои лакомые куски на площадях очередного бывшего завода. На месте проходной быстро возник ТЦ «Утес», принадлежащий ООО “Форпост”, чьими владельцами являются Игорь Мельников и сын Сергея Потемкина. С другой стороны — бизнес-центр «Модус», который выкупила ООО “НЭК” из Санкт-Петербурга. Впоследствии свою недвижимость на данной территории приобрел и еще один орловский миллионер Михаил Ягельский, земли и помещения скупала его супруга – Злата Ягельская. Корпус слева от “Утеса” (в нем располагается кофейня) достался фирме ООО “Эврика”, чьим владельцем является бывший конкурсный управляющий “Орлэкса” Владислав Червяков. Следом за ним, здание, в котором расположен магазин “Красное и белое" и участок под ним кадастровой стоимостью 13 млн рублей, принадлежит фирме супруге депутата Потемкина – ООО “Цитадель”. 

В какой-то момент на «Орлэкс» пытался зайти и Олег Карпиков, причем — создать там реальное производство, учредив для этого предприятие «Промтэк».  «Я всего лишь хотел выкупить оснастку, выкупить оборудование, перевести людей в параллельную структуру «Промтэкс», и на какой-то период времени арендовать площади «Орлэкса» по согласованной с губернатором Потомским ценой, — вспоминает Карпиков. — Но Потомский не сдержал своего обещания, я в результате туда ввязался, потерял время, потерял деньги, но ничего из этого не получилось. А Потемкин тогда во всеуслышание говорил: «Да что там Карпиков, какой он инвестор, нет у нас инвестора на «Орлэксе». И в результате «Орлэкса» не стало. Вот результат хозяйствования Потемкина и Мельникова над «Орлэксом».

В августе 2021 года Арбитражный суд Орловской области завершил банкротство «Орлэкса». «В целом балансовая стоимость имущества «Орлэкса» составила 309,4 млн руб., рыночная — 879,8 млн руб. В реестр требований кредиторов было включено 568,3 млн руб. долгов, из них удовлетворено требований на 338,7 млн руб.», — писал «Коммерсант». Сейчас все оставшиеся неудовлетворенные требования кредиторов считаются погашенными.

Любопытно, что в 2014 году ведущий программы «Момент истины» Андрей Караулов звонил Сергею Потемкину-младшему, сыну бизнесмена. В тот момент «Орлэкс» еще агонизировал. Караулов спросил у Потемкина, как так вышло, что в 25 лет он стал владельцем солидного имущества сразу двух заводов — Часового и «Орлэкса». Сергей Сергеевич без тени смущения ответил: папа подарил.

Плодородные земли Орловщины

«Сказок вы, журналисты, много написали. Правды — никто не написал. Я был честен в той ситуации и горжусь, как из нее вышел», — так Сергей Потемкин прокомментировал спустя годы историю с тепличным комплексом «Юбилейное», находившимся в областной собственности до тех пор, пока не обанкротился, не задолжал денег работникам, что сподвигло их на массовый поход в администрацию, и пока не было возбуждено уголовное дело. На вопрос журналистки «Первого областного» рассказать наконец правду Потемкин, впрочем, отвечать отказался. 

Как вспоминает один из орловских бизнесменов, в нулевых годах Егор Строев близким к себе предпринимателям дал совет — скупать землю. Потемкин тут же им воспользовался и основал сельхозпредприятие, которое начало покупать земли в Кромском, Урицком, Сосковском и Шаблыкинском районах области (кстати, в трех последних он является почетным гражданином). Сейчас большинство земель, площадью в сотни и сотни гектаров и стоимостью миллионы рублей, находятся в собственности созданной Потемкиным в 2005 году фирмы ООО “Хлебороб”. А еще — Потемкину достались доли в областном ЗАО «Юбилейное».

В 2013 году тепличное хозяйство влипло в криминальную историю, связанную с хищением банковского займа на реконструкцию теплиц в сумме 58 млн рублей. Тогда в кабинете Потемкина в областном совете ФСБ провела обыски, хотя сам депутат и бизнесмен, как позже объясняли чекисты, не являлся даже фигурантом этого дела. Обвиняемым по нему впоследствии стал номинальный директор «Юбилейного» Виктор Тимохин. Потемкин же следственные действия в своем кабинете объяснял так: «Там есть и другие собственники, но обыскивают почему-то только меня. Видимо, в Орле не так много обеспеченных людей, из которых что-то можно выдавить».

Чем владеет Потемкин

В 2007 году Сергей Потемкин, как он сам признавался, по совету Егора Строева пошел во власть. Тогда он впервые был избран депутатом Орловского областного совета. Выдвинула его партия «Единая Россия». С тех самых пор с депутатским мандатом Потемкин не расставался. А спустя несколько лет в областную администрацию пришел работать и его сын — Сергей Потемкин младший, сначала он работал в управлениях при департаментах, а последние несколько лет руководит аппаратом облсовета. Дочь Потемкина — Наталья Верижникова — во власть решила не идти. Предпочла вместе с матерью и супругом — Александром Верижниковым, братом Андрея Верижникова, — управлять семейным бизнесом и, судя по Instagram, наслаждаться богемной жизнью, проводя много времени в путешествиях за границей. На Верижникову зарегистрировано множество компаний, связанных с Сергеем Потемкиным и «Золотым Орлом».

Наталья Верижникова и ее подруга - депутат облсовета Юлия Мальфанова

Наталья Верижникова числится генеральным директором головной семейной компании АО ТД «Золотой Орел» (ИНН 5753024345). Зарегистрирована она Потемкиным в 2002 году. Верижникова руководит ей с 2017 года. В 2020 году выручка компании составила 58 миллионов, в 2019 году — 84 млн рублей. В среднем за последние 8 лет ежегодная выручка «Золотого Орла» составляла порядка 100 млн рублей. С 2004 года совокупная выручка «Золотого Орла» составила почти 2 миллиарда рублей. Все остальные фирмы семьи Потемкиных, даже объединившись вместе, не показывают таких финансовых результатов, а зачастую напротив — демонстрируют либо копеечную прибыль, либо вообще убытки. За исключением “Хлебороба”, но к ней мы еще вернемся.

«Золотой Орел» — это и сеть ювелирных магазинов, и ломбард, и спортивный клуб, и инвест-компания. Есть даже ЧОП «Золотой Орел», которым Потемкин начал владеть с 2003 года на пару с другим орловским бизнесменом Владимиром Тильманом (сейчас номинальный владелец ЧОПа Александр Прохоров). Но все же, как говорят близкие к бизнесмену люди, основной доход семья депутата получает от управления недвижимостью. 

КАКИЕ ЕЩЕ ФИРМЫ КОНТРОЛИРУЕТ СЕМЬЯ ПОТЕМКИНА

 

Удивительно, что в своей депутатской декларации Сергей Потемкин — вполне себе незаурядный и, если не сказать больше, скромный человек. К примеру, в 2015 году он задекларировал годовой доход в сумме чуть больше 30 тысяч рублей. В 2017 году Потемкин пошел дальше и, судя по декларации, за весь год заработал только 7 тысяч рублей (при этом в интервью орловской прессе примерно тогда же говорил, что готов дать на развитие ФК «Орел» 10 млн рублей). Разумеется, никакой недвижимости в собственности у депутата, если смотреть в декларацию, не было и нет. Живет в съемном жилье. Машины не имеет. И это несмотря на то, что каждое утро он ездит на работу на огромном американском «Хаммере». Может, одолжил у кого? В строке супруга — много лет стоит прочерк. 

На самом деле, Сергей Потемкин, конечно же, никакой не скромный и не рядовой депутат. А свою недвижимость, как повелось в современной чиновничьей России, он в общем-то незамысловато скрывает, — что-то записывая на родственников, что-то — на принадлежащие семье фирмы. Так, например, на фирму ООО «Хлебороб», уже многие годы переписанную на Татьяну Потемкину, ту самую не указанную в декларации супругу депутата, записаны как минимум три дорогостоящих иномарки семейной пары (сам Потемкин, забывая указать супругу в декларации, фотографируется вместе с ней и подписывает в духе: «с женой»). Периодически ГИБДД выписывает “Хлеборобу” штрафы за нарушение ПДД. Удобно – самому платить не надо, запишите на счет фирмы. 

Речь идет о Хаммере Н2 (от 2 до 8 млн рулей), на котором ездит сам Потемкин, Лексусе RX (около 5 млн рублей), на котором ездит супруга, и Ford F-150 (средняя цена на рынке 6-10 млн рублей), который часто можно увидеть во дворе дома Потемкиных. Обычно, как отмечают антикоррупционные эксперты, богачи автомобили на фирмы записывают, чтобы «оптимизировать» налоги. Как говорится, экономия должна быть экономной. Только за 2020 год выручка “Хлебороба” составила 350 миллионов рублей. В 2016 году со счетов “Хлебороба” финансировалась и избирательная кампания Сергея Потемкина в областной совет (еще одна фирма, где он является соучредителем, “Алые паруса”, изготавливала и размещала в период кампании агитматериалы для “ЕР” почти на 500 тыс. рублей). В этот раз, когда мы предложили Потемкину интервью в рамках подготовки данного текста, депутат отказался. Сказал, что занят выборами и предложил поискать "еще какого-нибудь бизнесмена". 

Кстати, о доме, которого у Потемкина нет. На самом деле, у семьи депутата таковых целых три — во всяком случае именно столько смогли найти «Орловские новости». Два дома общей площадью свыше 400 квадратных метров (292,7 кв метров и 138,7 кв метров) расположены в элитном поселке Некрасовка в паре километрах от Орла. Огромный земельный участок за деревянным забором: двухэтажная вилла, гараж, еще один шале для отдыха, собственный пруд, баня и сад.

Эта недвижимость записана на 19-летнего сына Сергея Потемкина — Егора. Его собственностью особняки стали в 2012 году, когда на мальчика их переписал Сергей Потемкин. То есть уже к 10 годам Егор стал владельцем многомиллионной недвижимости. 

Земля же под этой недвижимостью числится за Татьяной Потемкиной. Подобного рода дома в Некрасовке стартуют от ценника 10 миллионов рублей. Хотя, пожалуй, особняк Потемкиных смотрится здесь самым дорогим. Оценщики, посмотрев на домовладение, с учетом месторасположения, назвали "ОН" свои примерные цифры. "Двухэтажный с гаражом от 21 млн [рублей]. Другой одноэтажный, цена постройки от 17 млн. Но это все сугубо ориентировочно, так как все зависит от внутренней отделки", – пояснил "ОН" один из оровских оценщиков.

Домовладение семьи депутата Потемкина в Некрасовке

Также на Егора Потемкина записано два автомобиля – Land Rover Range Rover Evoque (цена на рынке от 2 млн рублей) и Ford MAVERICK. 

Еще один дом (именно так он записан в бумагах) площадью 127 квадратных метров расположен в поселке Плещеево. С 2014 года им владеет Сергей Потемкин-младший. Правда, судя по месту расположения этой недвижимости и несмотря на запись в реестре о том, что это жилой дом, по факту на данном месте располагается некая кирпичная постройка, ТЭЦ. Не так далеко до 2020 года, опять же, судя по данным Росреестра, стоял еще один дом площадью почти 300 квадратных метров. Но с тех пор он снят с баланса, иначе говоря – сейчас его уже на данном месте нет. Оба объекта указаны в декларации Сергея Потемкина-младшего.

Эти земли и здания были проданы семье Потемкина неким Романом Ставцевым. Ставцев подтвердил “ОН”, что продавал Потемкину-младшему “земельный участок и нежилые помещения”, но толком уже не помнит, какие именно.

“Я против Потемкина ничего не имею, хороший человек. А продавал [ему недвижимость], потому что уезжал. У меня с тех пор жизнь уже два раза поменялась. Времени прилично прошло”, – добавил Роман.

А этот тот самый отсутствующий на кадастровой карте дом в селе Плещеево, торчит из-за деревьев

Еще, буквально в 500 метрах, все там же, в Плещеево, на Сергея Потемкина-младшего записано несколько тысяч квадратных метров земли рядом с лесом. Там же имеется участок под частный дом. Правда, если верить кадастровой карте – дома на этом месте нет. А если верить своим глазам – то есть. Стоит он прямо за забором, запрятанные за кроны деревьев. “Орловские новости” побывали там и даже не смогли толком сфотографироваться, ветви со стороны улицы закрывают его практически целиком. Но все же, если хорошо присмотреться, заметить особняк можно.

В этом доме живет дочь депутата Сергея Потемкина

Кроме того, семья депутата владеет несколькими элитными квартирами в Орле. Например, дочери депутата принадлежит квартира в элитной многоэтажке на Набережной Дубровинского. Квартира на седьмом этаже площадью больше 200 квадратов расположена прямо на мансарде дома. Ее кадастровая стоимость — 8 млн рублей, рыночная, с учетом района, ремонта и планировки, — по словам риэлторов, с которыми пообщались “ОН”, оценивается приблизительно в 15 млн рублей . Судя по документам, Наталья приобрела ее, когда ей было всего 23 года. В том же доме у семьи супруга Натальи Верижниковой есть и еще одна квартира площадью больше 120 квадратных метров.

Также в 2014 году Наталья Верижникова, судя по выписке из Росреестра, приобрела земельный участок в деревне Кондырева (точнее он перешел ей от Татьяны Потемкиной), в живописном месте, окруженном лесом и отличной дорогой, построенной из-за «технической ошибки» тогдашнего главы района Юрия Парахина. Ах да, Парахин, живущий в доме тещи, и будет единственным пока соседом дочери Потемкина, если она решится построить на участке какой-нибудь миленький шале.

Но и это не все. Есть у семьи депутата Сергея Потемкина недвижимость и за пределами Орловской области. В Москве, откуда он и начинал свой сознательный жизненный путь. Пока жил в столице, Потемкин имел две квартиры в общежитии в районе Перово, в доме на улице Мастеровой. Домик 60-го года постройки сейчас вошел в программу реновации. Одна из квартир, как установили “Орловские новости”,  принадлежит на праве собственности Сергею Потемкину-младшему,  в ней он и прописан. Кроме того, эта квартира указана в регистрационных документах столичного бизнеса семейства депутата. А именно — Торгового дома «Потемкинъ». 

ТД «Потемкинъ» зарегистрирован в Москве, на Нижегородской улице, 47 (эта компания сейчас контролируется УК “Золотой Орел”).  Это отдельно стоящее здание, площадью свыше 800 квадратных метров. На нем красуется надпись «Пятерочка», с торца — «Шаурма». Корреспонденту «Орловских новостей» не удалось найти ни снаружи, ни внутри здания упоминаний о ТД «Потемкинъ». А когда корреспондент поинтересовался у одного из представителей персонала «Пятерочки», как найти кого-нибудь из фирмы Потемкина, тот ответил: «Их тут давно уже нет». И не соврал. Правда, нет — не значит, нет совсем. Дело в том, что здание на Нижегородской, судя по данным Росреестра, находится в собственности ТД «Потемкинъ» с 2000 года. А последние несколько лет, фирма сдает его в аренду ритейлеру. Только кадастровая стоимость этого здания по оценке на 2018 год составляла почти 88 миллионов рублей.

С учетом этой цифры, общая стоимость жилой недвижимости, земли под ней и автомобилей, принадлежащих семье депутата, составляет свыше 100 миллионов рублей. Согласно опубликованным на сайте областного совета декларациям, за последние 7 лет Сергей Потемкин заработал 2,8 млн рублей. 

А как же сын, он же госслужащий?

Старший сын Сергея Потемкина, как уже говорилось выше, уже много лет является госслужащим. А значит, не имеет права заниматься бизнесом. В 2020 году, когда в сети появилась информация о том, что фамилия Потемкина-младшего числится в учредителях и участниках различных ООО, он прокомментировал это так: «Я трудился с 13 лет в различных фирмах и на разных должностях». Однако глава аппарата облсовета поспешил добавить, что с тех пор как он поступил на госслужбу, бизнесом он не занимается.

«Как вы думаете, государственный человек, который девять лет своей жизни отдал [госслужбе]может вести предпринимательскую деятельность? Конечно нет», — сказал Потемкин младший «ОН» в 2020 году. 

При этом ежегодно в декларации Сергея Потемкина младшего появляются суммы, перекрывающие зарплату губернатора Орловской области и близкую к годовому доходу главы государства Владимира Путина. Например, в 2018 году Потемкин младший задекларировал 7 млн годового дохода, в 2019 — 8,4 млн рублей, в 2020 — 6,3 млн рублей. Предшественники Потемкина-младшего на посту главы аппарата облсовета Валерий Амелин и Михаил Берников в год зарабатывали в этой должности по 1,7 млн рублей. То есть в среднем – по 140 тысяч рублей в месяц. 

По закону, чиновник, работающий на госслужбе, не имеет права участвовать в управлении коммерческих компаний и заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц.  Российские чиновники, как правило, дабы обойти это требование закона, передают свои доли в компаниях в доверительное управление. Вместе с тем, об институте доверительного управления, как неэффективного в борьбе с коррупцией и устранением конфликта интересов не раз высказывались эксперты. В частности, отмечалось, что даже несмотря на передачу своего имущества в доверительное управление, госслужащие по-прежнему обладают информацией о состоянии, количестве и стоимости своих активов и распоряжаются ими — хоть и через указания управляющему, что не снимает конфликта интересов и не снижает вероятности принятия ими решений «в свою пользу».

Более того, в случае Потемкина младшего, действительно передавшего доли в принадлежащих ему фирмах в доверительное управление, сделано это еще и максимально топорно. Дело в том, что доли он передал в управление «Золотому Орлу», которым, по данным базы “Спарк”, руководит муж его сестры Александр Верижников, а учредителем является сама сестра — Наталья Верижникова. 

«Как бизнесмен, я скажу так: я забыл в принципе про налоговую, все устаканилось», — сказал как-то в интервью Сергей Потемкин старший, когда его спросили о новом премьер-министре России Михаиле Мишустине. На вопрос журналиста, как он сам оценивает то, что доходы супруги премьера оцениваются в сотни миллионов рублей, Потемкин отрезал: «Я в чужой карман не заглядываю».


Отдел расследований "Орловских новостей"