Распространение новой коронавирусной инфекции оказало влияние на все страны мира. Болезнь перевернула привычный жизненный уклад миллиардов жителей, изменила их планы, сказалась на взаимоотношениях между государствами. «Орловские новости» решили выяснить, какие настроения преобладают у граждан, живущих за пределами России. С вопросом о том, как изменилась жизнь с приходом коронавируса, мы обратились к орловцам, переехавшим в другие государства.

Орловчанка Татьяна Соколова уехала в Турцию 10 лет назад и начала строить свою карьеру в сфере туризма. Долгое время она жила в курортном городе Мармарисе, где работала гидом, а затем переехала в Стамбул, где попробовав себя в оптовых продажах, окончательно решила посвятить себя работе с людьми, организовав собственные экскурсии по городу и туры по стране для русскоязычных туристов. Рабочие планы пришлось изменить с началом пандемии. Информацию о распространении новой болезни она, как и местные жители, узнавала из сводок СМИ и интернета.

- Если российское общество уже практически перешло в интернет, то для турков телевидение очень важно. Как и россияне, турки очень любят смаковать мельчайшие подробности. Одними из первых сообщений о коронавирусе, которые распространяли СМИ, были сообщения о неком бизнесмене, который вернулся из Италии и по пути домой заразил водителя такси. Когда ему стало плохо, он обратился в больницу, где ему поставили диагноз коронавирус, но он оттуда каким-то образом сбежал и заразил еще одного таксиста и всю свою семью. Т.е. это был первый случай, за которым последовало массовое распространение болезни. Этот мужчина в итоге умер. Но я, честно сказать, в эту историю не верю, возможно, нужно было найти какой-то персонаж и отвлечь внимание общества. После этого события стали развиваться достаточно быстро. В стране ввели комендантский час, из дома можно было выходить только до определенного времени и только в соседний магазин или аптеку. Были закрыты парки, набережные. Очень быстро, где-то к концу марта все офисы перевели на дистанционную работу. Но, как выяснилось позже, в то время, пока была неразбериха, практически во всех компаниях работодатели зачли эти дни, как половину отпуска, а у турков в году всего две недели отпуска.

Татьяна рассказала, что в начале распространения болезни среди турков, как и среди россиян царила паника. Люди скупали туалетную бумагу и продукты долгого хранения. В один момент даже бутилированную воду в течение недели было сложно приобрести в магазинах. На введение комендантского часа на выходные дни местные жители отреагировали достаточно остро.

- О том, что выходить из дома будет запрещено с полуночи субботы до утра понедельника людям сообщили чуть ли не в 9-10 часов вечера пятницы. Естественно, толпы людей вышли на улицу, в магазин, чтобы запастись продуктами. Конечно же без масок. На улице царила паника, в интернете распространялось видео о том, что люди дрались в очередях. Это видео преподносилось как факт того, что люди дрались за хлеб, но потом оказалось, что кто-то наехал на ногу стоящему в очереди. Та история чуть не закончилась отставкой министра внутренних дел, он добровольно подал прошение об отставке президенту, но тот своим решением оставил его на месте. Можно сказать, что Турцию сотрясали не только социальные изменения, но и политические тоже.

По словам Татьяны, турпоток остановился в середине февраля, когда люди стали отказываться от раннего бронирования отелей. С этого момента экскурсии прекратились. Все это время она вынуждена жить на те сбережения, которые удалось накопить.

- Где-то к началу апреля уже стало очевидно, что мир не будет прежним. По сей день у меня нет работы, и когда она начнется, тоже не понятно. Но можно точно утверждать, что как только откроется сообщение между Россией и Турцией, та часть людей, которая хочет провести свой отпуск в Анталии, приедет сюда. А таких людей очень много, это видно по тому количеству наших соотечественников, которые уже отдыхали здесь, несмотря на существующие риски. Наверное, с середины июня они стали использовать Минск в качестве стыковочного пункта. А когда мне потребовалось передать посылку в Россию, я воспользовалась возможностью сделать это через вывозной рейс министерства иностранных дел. Так вот, оказалось, что туристов, застрявших здесь на время карантина, очень много. Одного рейса не хватило. Всего было четыре вывозных рейса, и до сих пор здесь остаются люди, которые на смогли купить билет или их билеты были аннулированы. Но за каждый проведенный здесь день они определенную сумму на свой счет получают от государства, поэтому можно сказать, что они не голодают.

Местные власти тоже оказывали помощь жителям, однако, по словам собеседницы, поддержка оказалась формальной, и она не сильно облегчила жизнь.

- В некоторых районах от государства раздаивали коробки с едой. Также государство давало по пять масок в неделю всем с 21 до 65 лет, но на них надо было делать заявки через интернет. Сайт упал сразу и мне за два месяца на пришла ни одна маска. И таких как я много и с гражданством и без.

На вопрос о том, не хотелось ли ей вернуться домой, орловчанка ответила, что из-за пандемии «точно нет». Что по тем официальным цифрам о количестве зараженных, которые были опубликованы в нашей стране, совершено точно стало понятно, что в России опаснее, чем в Турции.

- Живя здесь десять лет, я могу сказать, что это мой второй дом. На моих глазах за это время в Турции произошло большое количество социально-политических потрясений. Наверное, то, что нас не убивает, делает нас сильнее, а нашу связь со Стамбулом все произошедшее точно сделало крепче. Среди моих русскоязычных приятелей, которые также живут здесь давно, никто возвращаться домой не планирует. Во-первых, потому что уже слишком долго тут живут, во-вторых, не совсем понятно, на много ли лучше на родине ситуация с работой, с зарплатой, с безопасностью.

Как и для многих других вынужденный карантин для орловчанки стал возможностью самосовершенствоваться. Свободного времени хватило на кулинарные опыты, просмотр фильмов и чтение книг, которые из-за загруженности откладываются на лучшие времена, а также на домашние спортивные тренировки и онлайн-курсы по изучению иностранного языка. Также введенные ограничения позволили насладиться местными красотами без толп туристов.

- В апреле у нас проходил фестиваль тюльпанов, он проходил в закрытом режиме, но мне удалось попасть в главный городской парк, где в абсолютнейшем одиночестве и тишине я наслаждалась цветением сотен тысяч цветов. В таком же режиме у нас проходило цветение сакуры, в этом есть свое очарование. В какой-то момент людям было страшно и они без особой надобности старались не выходить из дома. Поэтому здесь активизировался бизнес, занимающийся доставкой. А поскольку в Турции уже давно популярны покупки через интернет, начиная от нижнего белья до мебели, то в какой-то момент доставка стала происходить с задержкой в три-четыре недели, а офисы транспортных компаний были заполнены коробками так, что среди них не было видно самих работников.

Сейчас для многих турок, работающих по найму, жизнь постепенно возвращается в прежнее русло, многие уже вернулись в офисы, но больше всех пандемия отразилась на тех, кто зависит от турпотока.

- Только с середины июня людям разрешили открыть кафе и рестораны. До 12 ночи все подобные заведения могут работать, но каких-то массовых мероприятий, вечеринок, концертов еще нет. Но все надеются, что в скором времени все нормализуется. Уже сейчас на набережной, куда традиционно все приходят со своими холщовыми стульчиками, даже в будни невозможно найти свободного места после закрытия кафе и баров. До двух-трех ночи люди продолжают сидеть, общаться, петь песни под гитару, танцевать. Жизнь не останавливается, люди все также продолжают жениться, рожать детей. Кажется, что всем этим отношениям корона не навредила.

Беседовала Ольга Каштенкова.