В Орле 23 июня прошел митинг за свободу слова и против полицейского произвола, вызванный историей спецкора «Медузы» Ивана Голунова. Мероприятие не получилось массовым, на него пришли около 50 человек. Тем не менее со сцены прозвучали слова о необходимости противостоять незаконным действиям силовиков, давать им огласку и не позволять замалчивать происходящее. За акцией наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Митинг был запланирован на 17 часов. За час до его начала на странице правозащитницы Вероники Катковой в фейсбуке появилось сообщение о том, что полиция запрещает организаторам доставить на машине на площадь сцену. Однако ситуация, похоже, разрешается сама собой. За полчаса до начала мероприятия сцена уже стоит, а площадь по всему периметру контролируется сотрудниками органов правопорядка. Первым, что бросается в глаза на территории перед зданием УВМ, так это как раз огромное скопление полицейских. А участников митинга – почти нет.

- Не понимаю, зачем было заявлять митинг, - говорит мне координатор местного «Яблока» Сергей Зайцев. По его словам, организаторам, активистам «Открытой России», стоило ограничиться пикетом. Ведь народа действительно мало.

К небольшой компании журналистов подходит активист из Орловского района Владимир Фомин. Бодрым голосом он интересуется, кто из собравшихся намерен выдвигаться на выборы.

Мы пожимаем плечами: мол, никто.

- А я иду, - говорит Фомин. – Скоро все листовками заклею.

В 2018 году Фомин уже «заклеил все листовками» в поддержку эсера Руслана Перелыгина, который тогда шел на губернаторские выборы. В итоге в отношении него возбудили административное производство. Но он не отчаивается, продолжает бороться за правду, которую таковой полагает. Спустя пару минут, очевидно, осознав, что мы на выборы все-таки не пойдем, активист идет дальше – искать кандидатов в депутаты.

В это время на сцене разогревается музыкант и тоже активист Дмитрий Хоботовский. Небольшими группами, но народ все же начинает стягиваться. В руках заметны российские триколоры, плакаты, двое мужчин разворачивают полотно с надписью: «Союз правых сил». Сцена украшена белыми шариками, с нанесенными на них маркером именами людей, которых, по мнению организаторов акции, несправедливо притесняют. На самой сцене стоят стулья, на их спинках имеются наклейки с двусмысленной надписью: «Каждый может сесть».

- Можете подходить, садиться, делать селфи, - взяв микрофон, предлагает член «Открытой России» Сергей Носов. Он позволяет Хоботовскому сыграть одну песню, после чего объявляет об открытии митинга.

Носов говорит о том, что сегодня в стране не самая, мягко говоря, удачная ситуация для развития экономики и гражданского общества. Он предоставляет слово правозащитнику Дмитрию Краюхину, чтобы тот, с высоты своего опыта, поставил более точный диагноз. Однако Краюхин начинает с другого, более важного.

Напомним, что сегодняшний митинг был вызван историей с журналистом «Медузы» Иваном Голуновым, которому полицейские подбросили наркотики. Благодаря солидарной позиции ряда независимых СМИ и поддержке обычных граждан, с Голунова сняли обвинения, своих мест в органах МВД лишились несколько генералов, а гражданское общество осознало, что власть можно заставлять тормозить репрессивную машину. В особенности тогда, когда винтики этой машины занимаются откровенным беспределом, следствием которого и стала история журналиста-расследователя Голунова.

- Сколько тут нас? – обратился со сцены Дмитрий Краюхин к собравшимся. А затем ответил сам: - И полусотни нет. И это – самое обидное. Обидно, что на митинге за свободу слово – почти нет журналистов.

Правозащитник перечислил ряд орловских изданий, которые в течение последнего года сталкивались с не совсем понятными действиями Роскомнадзора и силовых органов. В частности, привел пример, когда журналистку «Орловского вестника» пытались привлечь к административной ответственности за оповещение жителей о пикете против грубого обращения с животными; вспомнил газету «Орловская среда», куда Следственный комитет и полициях ходят уже как к себе домой, и некоторые другие ситуации.

- Грустно, что здесь нет людей, которых заявленная тема митинга касается непосредственно, - продолжил Краюхин.- Видимо, кто-то думает, что их не коснется [история Голунова], кто-то боится реакции учредителя или рекламодателя. Помните фразу старого пастора: «Когда нацисты хватали коммунистов, я молчал: я не был коммунистом. Когда они сажали социал-демократов, я молчал: я не был социал-демократом. Когда они хватали членов профсоюза, я молчал: я не был членом профсоюза. Когда они пришли за мной — уже некому было заступиться за меня». Очень не хотелось бы, чтобы кто-нибудь когда-нибудь пришел за кем-либо из них, а рядом не оказалось тех, кто смог бы сказать слова в их защиту. Потому что все они уже сидят. А сегодня в России такая ситуация, что сесть может каждый.

Выступление Краюхина встретили аплодисментами.

Сергей Носов, выступивший после Краюхина, рассказал об активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко. Она первый в России человек, на которого заведено уголовное дело по обвинению в участии в деятельности организации, признанной на территории России нежелательной. В то время, пока Шевченко находилась под арестом, умерла ее дочь. А ее маленький сын не понимает, почему его мама под следствием. Носов заявил, что полиция в России сегодня выполняет совсем не ту функцию, которую должна выполнять по Конституции. Она гонится за «палками», результатами, невзирая на то, что своими колесами переезжает судьбы обычных людей.

- Нам плевать на ваши палки, нам плевать на ваши зарплаты, которые вы получаете из наших налогов. Мы вам платим вашу зарплату, и вы должны защищать наши интересы, а ни каких-то своих друзей, начальников или политиков, которые «заказывают» журналистов, - обратился Носов со сцены к присутствующим силовикам. Он выразил надежду, что в Орле подобного тому, что произошло с Голуновым, никогда не произойдет.

Выступавший следом «яблочник» Александр Наголюк заявил, что «государственный террор» является причиной, по которой на митинг пришло мало людей. Они просто запуганы, уверен активист. Он тоже воспользовался шансом обратиться со сцены к полиции и ФСБ.

- Вы правоохранители по определению, но пока вы – силовики, - сказал он, имея виду, что репрессивная функция госорганов сегодня превалируют над той, которая должна превалировать по смыслу этого института. Эту же тему продолжила активистка Александра Тарусова.

- С кем борется власть? – спросила она. – С внешним врагом или с собственным народом? Россия первая в мире по количеству силовиков на душу населения. Стало меньше преступлений?

- Нет, - отозвались собравшиеся.

- Это означает, что силовые структуры борются со своим народом, - сказала активистка со сцены.

Пенсионер Андрей Невров, запомнившийся орловцам тем, что ходил по площади Ленина с гробом, на котором зияла надпись: «Ум, честь и совесть Потомского», начал свое выступление с иронии.

- Откуда взялись наркотики в деле Голунова? Министр внутренних дел Колокольцев собрал пресс-конференцию и сказал, что их ему подбросили его подчиненные. А потом добавил: это был мой косяк…

По толпе собравшихся пробежались усмешки. Невров продолжил:

- Первый пусть для жителей России сегодня – свалить из этой страны. Второй путь – сделать страну нормальной. Давайте это делать! Председатель Госдумы Володин сказал как-то, что Путин – это Россия. Нет Путина – нет России. Так вот если Россия тождественна Путину, то я Россию не люблю, - сказал Невров.

Орловцы начали скандировать: «Россия будет свободной».

В это время на сцену поднялся один из администраторов сайта «Орлец» Артём Прохоров. Офис их портала не раз подвергался обыском, а сами работники «Орлеца» уже устали ходить в полицию и СК для дачи объяснений из-за тех или иных публикаций или комментариев.

- Дело Голунова показало, что против системы идти не только можно, но и нужно, - начал Прохоров. – Эта система основана на холуйстве, раболепии и страхе. Она обречена на то, чтобы сожрать саму себя. Дело в сроках. Я как историк по образованию это знаю. Дело Голунова показало, что есть шансы, что эти сроки сокращаются. И я надеюсь, что не только мои дети, но и я сам доживу до новой России.

Также на митинге выступили и другие активисты. Сторонник Навального Владимир Капишников призвал молодежь идти на выборы в качестве кандидатов, чтобы «гнать партию жуликов и воров». Дмитрий Хоботовский рассказал о деле главы правозащитного центра «Мемориал» в Грозном Оюба Титиева. Его приговорили к четырем годам за хранение наркотиков. Недавно он освободился по УДО. Его дело вызывала много нареканий у журналистов и правозащитников. Также Хоботовский напомнил о деле пензенских анархистов, которых обвиняют в терроризме. Арестованные анархисты заявляли о пытках со стороны сотрудников ФСБ.

Правозащитник Вероника Каткова рассказала о своем коллеге из движения «Голос» Романе Удоте, который находится под домашним арестом по статье об угрозе убийством.

- В последнее время в России снова стало актуальным слово «политзаключенные». Оно известно нам со времен ГУЛАГа. Но вот – история повторяется. Страна, в которой есть политические заключенные, - обречена, - сказала Каткова.

Митинг завершился требованием свободы для политзаключенных и лирической песней «без политики» в исполнении Хоботовского. Во время нее активисты отвязали белые шарики, которые не спеша, «мелодично» устремились в небо…

В этот же день в России прошло еще несколько аналогичных митингов. В Москве и Питере не обошлось без задержаний. В Орле обошлось.


Денис Волин