Как известно, в следующем году нас ждет 450-летие города Орла. Заявленные еще три года назад юбилейные объекты усиленно достраиваются, но есть и неожиданные, новые идеи. В частности, установка памятника Ивану Грозному как основателю Орла - его автор описал "Орловским новостям" так: «Памятник основанию города всем видом олицетворяет «За Веру, Царя, Отечество». Это русская идеология – триединство. Три конника. Центральная фигура – царь Иван Грозный, благословляющий и указывающий место крепости - Орла. Правая фигура – схимник, монах, держит хоругвь, он олицетворяет веру. Левая - служивый человек, который готов исполнить царскую волю».


Сегодня главные споры идут по поводу места установки композиции. Но насколько ее замысел соответствует историческим фактам? А главное – тот ли человек Иоанн IV, чтобы ему поклоняться?

Не удостоился

Возведение любого памятника во все времена во всем мире имело и имеет свою логику. Вообще памятник, по определению В.И.Даля, это сооружение зодчества или ваяния в честь и память события, лица. В допетровской России, то есть до XVIII века, первопричиной всех событий считалась воля Божья, а потому памятники ставились во славу Божью – церкви, часовни, кресты. Примеры: московский Храм Василия Блаженного возведен в честь взятия Казани, а стоящий рядом Казанский собор посвящен освобождению Москвы от поляков в 1612 году. Европейски ориентированный Петр I хотел изменить традицию и восславить в камне себя и свое царствование, однако ни один из проектов ему не понравился. А какой зря – зачем нужен, даже для увековечивания себя важного!?

Первый памятник на Руси появится лишь при Екатерине II – Морейская колонна, прославляющая русское оружие в турецкой войне, а в 1782 году будет открыт памятник «Отцу Отечества» Петру Великому – знаменитый «Медный всадник» работы Э.-М. Фальконе.

Отношение к возведению памятников в России было очень серьезным. Достаточно сказать, что до 1910 года на всю империю было всего 750 монументов. Проекты составляли ведущие скульпторы и архитекторы не только России, но и других стран. Лучшие работы утверждались авторитетными специалистами, а утверждался проект лично императорами (заметим: все они были одними из самых образованных людей в стране). Как итог все российские памятники того времени выполнены на высочайшем уровне, многие оцениваются как выдающиеся.

Если говорить о персонах, увековеченных в камне и бронзе, то к 1917 году наибольшее число памятников было поставлено Александру II- Освободителю, отменившему крепостное право. Вопреки распространенному мнению о царской России как о стране, где власть презирает народ, среди героев самых первых русских памятников были и крестьяне-ополченцы, купец Минин, крестьянин Сусанин, казачий атаман Ермак - когда заслуги перед Отечеством налицо, о сословиях не думали.

При Александре II в Новгороде откроют величественный памятник Тысячелетия России (1862 год). Остановимся на нем подробнее, поскольку он имеет к нашей теме непосредственное отношение.

На гигантском шаре-державе, размещенном на колоколообразном постаменте, установят шесть скульптурных групп. Два символа - ангел с крестом в руке, олицетворяющий православную церковь, и коленопреклонная женщина, олицетворяющая Россию, дополняют абсолютно конкретные фигуры. Вот - начало: первый князь Рюрик, великий князь Владимир Святославович, крестивший Русь, Дмитрий Донской, положивший начало изгнанию татар, Иоанн III - об этой фигуре сведущая Википедия пишет так: «Иван III в царских ризах, шапке Мономаха, со скипетром и державой, принимающий от коленопреклонённого татарина знак власти — бунчук. Рядом лежат побежденный в битве литовец и поверженный ливонский рыцарь с обломанным мечом. На заднем плане фигура сибиряка — символ грядущего освоения Сибири». А дальше, по возрастающей, - начало династии Романовых – князь Пожарский и купец Минин, спасшие Русь от Смуты, образование Российской империи – Петр I, христианские проповедники, основатели монастырей, ученые, военачальники, государственные деятели.

Но где же Иван Грозный? Ведь именно он - первый царь всея Руси (1547-1584), именно при нем Русское государство по территории удвоилось и стало размером больше всей остальной Европы, присоединилась Казань и Сибирь; при нем появился судебник - сборник законов, первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашенный единственным источником права! Тем не менее, вместо него – его современники, которых сегодня многие соотечественники и не знают: протопоп Сильвестр, первая жена Грозного Анастасия Романовна и боярин Алексей Адашев.

Как мы понимаем, ошибки быть не может. Подбор всех фигур, а их насчитывается более ста, был тщательным. Получается, Иван Грозный даже по логике 1862 года царской, еще крепостнической России, не был достоин увековечивания. Почему?

Под рецензией Николая I

Чтобы найти ответ на этот вопрос, не будем читать современных историков, которых можно заподозрить в предвзятом отношении к царизму. Откроем изданную в 1836-1841 гг. «Русскую историю», автором которой является один из столпов российского самодержавия Николай Устрялов – наш земляк, орловец, придворный историограф, академик, идеи которого формировали историческое сознание всего русского общества, поскольку по его учебникам обучалась буквально вся Россия – от гимназий до университетов, и чьим рецензентом был сам император Николай I. Небольшая, всего 20 страниц, глава о Грозном называется «Иоанн IV». Проникнемся же и слогом, и оценками, и фактами.

Итак, на царство Иван, которого потом назовут Грозным, венчался в 14 лет. «Вследствие нерадивого воспитания он не знал ни высокого назначения своего, ни истинных потребностей государства, … проводил время в шумных забавах, играл милостями и опалами, слушал льстецов и наушников, - пишет Устрялов. - К счастью для России, судьба послала ему… руководителей, которые сумели в продолжении 13 лет вести его путем славы и добродетели и сделать много для отечества…

Иерей Сильвестр сблизился с государем по случаю великого пожара, испепелившего Москву. На пепелище начался страшный бунт. В то время, когда Иоанн с трепетом слушал вопли мятежников, приходит к нему Сильвестр, укоряет его, грозит новым гневом небесным, потрясает его душу. Одаренный от природы умом здравым, Иоанн как будто очнулся, постиг всю бездну зла, в которую его ввергли недостойные любимцы, и решился быть иным человеком, отцом своих подданных, государем в точном смысле. Он обещал быть царем правды.

Он сдержал свое слово. Престол окружили люди, ревностные к благу отечества. Выше всех не знатностью сана, а доверием государя, стояли два незабвенных мужа, Сильвестр и Адашев. Сильвестр, сохранив простое звание иерея, был душою правления, виновником всех благих начертаний Иоанна, стражем его добродетели. Окольничий Алексей Адашев, столь же бескорыстный, не искавший ни чинов, ни богатства, искусный дипломат, храбрый воин, был блюстителем правосудия в государстве, вел переговоры с иноземными послами и неоднократно с блестящим успехом предводительствовал войском. Соединенные постоянной дружбою, одною мыслью об отечестве, они тем скорее могли поставить Иоанна на путь добродетели, что им помогала царица Анастасия Романовна, государыня умная, благонравная, кротостью своего характера смягчавшая суровый нрав супруга». Вот, оказывается, кто творил славную историю России того времени – потому они и изображены на памятнике «Тысячелетие России».

Но читаем дальше. «В короткое время изданы важные законы, основанием которых служила идея о потребностях государства, о доброй нравственности, о необходимости образования. Подданные ограждены были от самовластия: городам и селам даровано правоиз лучших граждан избирать старост, целовальников, или присяжных, для суда народного вместе с царскими сановниками. Для образования подданных положено было завести народные училища. В 1533… основана первая типография.

В делах внешней политики советники Иоанна хотели поставить Русское царство на степень первенствующей державы в восточной Европе.

Силы татар сосредоточились в трех главных пунктах: Казани, Астрахани и в Крыму.1 октября Казань взята была приступом, и Иоанн присоединил Казанское царство к своей державе. Вслед за падением Казанского царства рушилось и Астраханское, оно было покорено без всякого труда. Царские советники неотступно убеждали государя послать войско для завоевания Крыма, где все предвещало одни победы. Иоанн не согласился и обратил все силы свои на запад для завоевания Ливонии, вопреки советам Сильвестра и Адашева…

Однако после 20-летнй борьбы Иоанн до того изнемог, что отказался от всех завоеваний на западе, потерял значительную часть Новгородской области и едва не пожертвовал Псковом. Виною тому была удивительная перемена в его характере… Будучи около 13 лет образцом монархов, ревностных к благу отечества, мудрым законодателем, героем на полях брани, Иоанн в остальное время своей жизни, целых 24 года заставлял трепетать своих подданных. Мучимый странной подозрительностью, видя вокруг себя мнимых изменников, он без пощады преследовал и предавал их мучительной казни целыми семействами, не различая ни возраста, ни пола. Иоанн стал как будто другим человеком после смерти первой супруги своей, Анастасии Романовны. Приписывая преждевременную кончину ее чародейству Сильвестра и Адащева, он лишил их своего доверия. Оба они удалились от двора – Сильвестр в монастырь, Адашев в Ливонию. Их судили заочно в самовластном управлении государством. Сильвестр заточен в Соловецкую обитель, Адашев отдан под стражу и вскоре умер.

Между тем царь окружил себя людьми недостойными, в числе которых известны как злейшие враги всех честных граждан Басманов, Малюта Скуратов, Вяземский, и без пощады начал преследовать друзей Сильвестра и Адашева… Иоанн уже не стал заботиться о внутреннем устройстве государства, не принимал мер к обузданию хана крымского, упустил из вида Запорожье, с трудом удерживал в покорности сынов Дона, думал отказаться от ханства Астраханского…В последние годы царствования Иоанна, впрочем, без ведома, даже против воли его, положено основание русскому владычеству в западной Сибири».

Придворный историограф не описывает зверств Грозного, употребляет лишь выражение «заставлял трепетать», однако четко указывает: 13 лет – образец монархов и 24 года мучительных казней, не различая ни пола, ни возраста. 24 года! Целое поколение уничтожали собственный народ. Слишком много, чтобы 13 лет побед перевесили четвертьвековой ужас. Лучше других это познал Новгород, где и был установлен памятник Тысячелетия России.

«Обагренный кровию»

1569 год. Нет ни Сильвестра, ни Адашева, ни той женщины, которая могла смягчить царский нрав. Наряду с обычным войском мнительный и мстительный Иоанн IV набирает целую армию телохранителей - опричников. Законы теперь - ничто. Обращаясь к судьям, царь определил новый принцип судопроизводства: "Судите праведно, но чтобы нашему урону не было". Главные его помощники теперь - Малюта Скуратов, Василий Грязной, Басманов и Вяземский. Первые двое придумали, как упрочить свою власть - раскрыть грандиозный заговор против государя. На заседании опричной думы Скуратов и Грязной объявили о том, что в Новгороде раскрыта измена - дескать, заговорщики собираются убить царя и всем городом отойти к Литве. А значит, надо полностью уничтожить Новгород вместе со всем его населением.

Предложение стереть с лица земли второй по величине город страны потрясло даже Басманова и Вяземского. Но Грозный поддержал Грязного и Скуратова. Последний собственноручно задушил лишенного сана за обличительные речи митрополита Московского и всея Руси Филиппа, отказавшегося благословлять поход на Новгород, и войско во главе с царем двинулось.

Отколе солнце сияет на небе, не видано, не слыхано, чтобы Цари благочестивые возмущали собственную Державу столь ужасно! В самых неверных, языческих Царствах есть закон и правда, есть милосердие к людям — а в России нет их! Достояние и жизнь граждан не имеют защиты. Везде грабежи, везде убийства и совершаются именем Царским! Ты высок на троне; но есть Всевышний, Судия наш и твой. Как предстанешь на суд Его? обагренный кровию невинных, оглушаемый воплем их муки? ибо самые камни под ногами твоими вопиют о мести!.. Государь! вещаю яко пастырь душ. Боюся Господа единого!

— Карамзин Н. М. История государства Российского

Первой жертвой опричников стала Тверь. Здесь было убито несколько сот выходцев из Новгорода, сожжены их усадьбы. А 3 января 1570 года опричное войско вступило в Новгород. Сразу же начались аресты. Были схвачены самые состоятельные горожане, бояре и дети боярские, городские чиновники.

Через три дня приехал царь с сыном Иваном и личной охраной. На Волховском мосту царя встречал архиепископ Новгородский Пимен. Надеясь умилостивить царя, Пимен устроил в своих палатах роскошный пир, на который были приглашены все знатные новгородцы. Посреди пира царь вдруг "возопил гласом великим", дав сигнал к началу резни. Большая часть гостей была перебита, остальных повязали. Начался грабеж Софийского собора. Опричники забрали его казну, опустошили ризницу, содрали оклады с икон, вынесли драгоценную утварь, сняли даже Корсунские врата. Награбленное везли на Городище, где остановился царь. Всю ночь продолжались убийства и насилия.

На следующий день начался царский суд. Первым перед ним предстал владыка Пимен. В качестве доказательства его измены фигурировала сфабрикованная опричниками грамота к польскому королю, якобы подписанная Пименом и "обнаруженная" за софийским иконостасом. Владыка отверг нелепые обвинения, но его участь была решена. Не желая делать из Пимена мученика, Новгородского архиепископа нарядили в шутовской колпак, дали волынку и, посадив задом наперед на белую кобылу, которую объявили его женой, и в этом виде водили его по городу. Вскоре он был отправлен в Москву, потом под Тулу в монастырь, где и скончался.

Затем к царю подвели самых богатых и уважаемых новгородских купцов, братьев Сырковых, чтобы выведать, где хранится их огромная казна. Одного из братьев, Федора, обвязали веревкой и бросили в полынью. Когда полуживого купца вытащили из воды, царь издевательски спросил, что тот видел под водой. "Видел злых духов, ждут не дождутся тебя, кровопийцу", - ответил Федор Сырков. За этот ответ купца опустили в котел с кипящей водой, а затем четвертовали. Та же участь ожидала Алексея Сыркова.

Началась вакханалия казней. Царь и его подручные изощрялись в садистских фантазиях. Людей посыпали порохом, превращая в живые факелы. Надев рыцарские доспехи, царь вместе с сыном Иваном верхом на конях копьями пронзали стариков, детей и женщин. Потом к Волховскому мосту потянулись длинные вереницы людей, привязанных к саням. На мосту приговоренных сотнями сбрасывали в ледяную воду. Детей привязывали к матерям. Тех, кто выплывал, опричники добивали баграми.

Следующий удар обрушился на монастыри. Царь объезжал обители и лично руководил грабежами и расправами. Простых монахов убивали, монахинь насиловали. Игуменов ставили на правеж на городскую площадь и били их железными палицами, добиваясь выкупа у сострадательных горожан.

Затем царь приказал всем убогим, больным и калекам собраться на Ярославов двор, обещая оказать им свою милость. Собралась огромная толпа. Ее окружили конные опричники и плетьми погнали из города в ледяную стужу. Погибли все.

Пришел черед и городского посада. По приказу царя армия опричников кинулась грабить торг. То, что не могли увезти, безжалостно сжигали. По улицам текли реки расплавленного воска, пылали горы льна и пеньки. Вооружившись топорами и секирами, опричники приступили к уничтожению домов и усадеб, убивая всякого, кто им пытался помешать. Если верить Псковскому летописцу, в Новгороде было погублено до 60 000 человек.

..Весной 1570 года карательный поход Ивана Грозного был завершен. Погибли тысячи русских людей, была подорвана экономика громадного региона, нарушены недавно восстановленные торговые связи с европейскими странами. Жесточайший удар получила Новгородская епархия. Были разгромлены и сожжены десятки монастырей и храмов, перебита большая часть духовенства. Никакие захватчики и иноверцы не нанесли церкви такого страшного разорения, как это сделал собственный православный царь.

Новгород так и не оправился после страшного разгрома, утратив свое былое значение, а вместе с ним и само свое имя - Господин Великий Новгород.

Между тем розыск по так называемой новгородской измене продолжался до конца лета и завершился массовыми казнями в Москве. План Малюты Скуратова осуществился: благодарный царь сделал его вторым человеком в государстве.

Расправа над Новгородом и московские казни потрясли страну. Царь добился своей цели, ради которой он совершил опричный переворот. Никто уже не смел посягнуть на его власть. Казалось, что теперь он достиг вершины могущества, стал земным богом.

Но...

Крымский хан Дивлет-Гирей воспользовался тем, что русская армия глубоко увязла в Ливонии, напал на Москву и сжег ее дотла. Грозный царь позорно бежал. Через год хан решил повторить нападение, и снова царь бросил столицу на произвол судьбы. Он был уверен в поражении земского войска, поскольку крымская орда во много раз его превосходила.

Пока царь отсиживался, русское войско билось с превосходящими силами крымской орды. 25 июля 1572 года состоялась решающая битва при Молодях. Воевода Воротынский применил блестящий маневр, благодаря которому русские наголову разгромили неприятеля.

Узнав о победе, Грозный не простил Воротынскому своего унижения. Воеводу обвинили в колдовстве и положили связанного между пылающих бревен. Царь своим посохом подгребал угли. Затем полуживого Воротынского отправили в ссылку. По дороге он умер.

В 1572 году Грозный был вынужден отменить опричнину, унесшую многие тысячи жертв и поставившую страну на грань полного разорения. Многих опричников казнили, а само упоминание этого слова было запрещено под страхом наказания кнутом.

Сам Грозный прожил еще 12 бесславных лет…

Вот такому неоднозначному правителю мы хотим поставить памятник. Хотя даже собратья Грозного – российские самодержцы, в большинстве своем не отличающиеся милосердием, посчитали невозможным поставить его в один ряд с достойными людьми.

Кризис исторического самосознания

Интересна и позиция Русской Православной Церкви, которой, между прочим, в последнее время настойчиво предлагают не то, что Грозному памятник поставить – святым объявить! Надо сказать, что РПЦ подошла к этому вопросу очень серьезно, абсолютно научно проанализировав труды всех известных российских историков. И вот к каким выводам она пришла еще в 2004 году, изложив их в Приложении №2 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых. Потрудимся еще немного и почитаем отрывки их этого документа.

«Переосмысление прошлого ― процесс естественный и плодотворный, но вместе с тем сложный и неоднозначный. Дискуссии и исследования конца XX в. об историческом прошлом России не только позволили преодолеть стереотипы коммунистической идеологии и существенно обогатили наши знания, но и вызвали глубокий кризис исторического и национального самосознания русского общества. Многие, в том числе и воцерковленные представители современного российского общества, внутренне готовы и весьма отзывчивы к самым фантастическим открытиям и сенсациям и в то же время не доверяют никакой научной аргументации, привыкнув и к фальсификациям, и к их разоблачениям. Многочисленные издательства и различные общественные силы активно пользуются этим в своих коммерческих и политических целях.

Одним из болезненных проявлений современного кризиса исторического самосознания в церковно-общественной жизни является кампания по «реабилитации» и «прославлению» царя Ивана Грозного и Г.Е. Распутина, которая началась в 1990-е годы. Споры о деятельности Ивана Грозного идут уже четыре столетия. Но лишь в наши дни нашлись поклонники не только политических приемов, но и нравственного облика Ивана Васильевича. О Григории Распутине же даже его ближайшее окружение не отзывалось так односторонне восторженно, как его нынешние почитатели.

Оценки правления и личности Ивана Грозного начали формироваться еще при жизни царя. К началу XVII в. сложилась историческая концепция «двух Иванов» ― мудрого государственного деятеля-реформатора в первой половине правления и кровавого тирана ― во второй, в начале XIX в. поддержанная Н.М. Карамзиным. При этом Н.М. Карамзин не без сожаления отмечал: «Добрая слава Иоаннова пережила его худую славу в народной памяти... Народ... чтил в нем знаменитого виновника нашей государственной силы, нашего гражданского образования». Сам Н.М. Карамзин, отдавая должное этому царю как одному из величайших деятелей отечественной истории, ставил результаты его правления в один ряд «с бедствиями Удельной Системы» и татаро-монгольским игом . Отрицательно оценивали правление Ивана Грозного историки столь разных взглядов, как М.М. Щербатов, М.П. Погодин, митрополит Макарий (Булгаков), Н.Г. Устрялов, Н.И. Костомаров, Д.И. Иловайский и др. Многомерный анализ исторического значения правления Ивана Грозного и его личности дан крупнейшими историками второй половины XIX ― начала XX в.: С.М. Соловьевым, В.О. Ключевским, С.Ф. Платоновым и А.В. Карташевым. С. М. Соловьев, отдавая должное Ивану Грозному как крупному государственному деятелю, тем не менее счел необходимым признать: «Не произнесет историк слово оправдания такому человеку; он может произнести только слово сожаления» В период сталинского правления стали появляться труды историков С.В. Бахрушина, И.И. Смирнова и других, в которых содержалось оправдание террора Ивана Грозного. Впрочем, эти «исследования» осуществлялись по прямому указанию Сталина, не скрывавшего своих симпатий к опричнине; труды же противников идеализации образа царя (С.Б. Веселовский) при жизни Сталина не публиковались.

Исторические исследования историков в последние десятилетия существования СССР и в постсоветской России (А.А. Зимин, С.О. Шмидт, Р.Г. Скрынников, Д. Н. Альшиц, В.И. Буганов, Б. Н. Флоря и др.) характеризуются стремлением дать объективную оценку личности Ивана Грозного, основанную на анализе всего комплекса источников и во многом совпадающую с оценкой подавляющего большинства дореволюционных историков. Следует отметить, что в современной научной литературе отсутствуют какие-либо попытки апологии (защиты – авт.) Ивана Грозного и его политики. Ряд исследователей объясняют трагические стороны правления Ивана Грозного душевной болезнью царя ― паранойей, манией преследования, комплексом неполноценности и т.п., не отвергая при этом психическую вменяемость Ивана Грозного (Я.А. Чистович, П.И. Ковалевский, Д.М. Глаголев, Р. Хелли, Р. Крамми и др.).

Многое, сделанное Иваном Грозным для Российского государства, вряд ли может быть оспорено. Однако реальным итогом его правления стало истребление складывавшейся со времен Ивана Калиты военной и политической элиты, что неизбежно привело к гражданской войне конца XVI ― начала XVII в., причем ее скрытый этап ― борьба боярских группировок, возвысившихся в правление Грозного, за власть ― начался сразу же после его кончины, став прелюдией Смутного времени».

… В лице первого Царя… пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе — морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью.

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.

Что к этому добавишь…

Матвеев В.П, кандидат философских наук
Годлевская Е.Н,
члены орловского отделения Русского географического общества