26 августа Орловский областной суд в апелляции рассмотрел жалобы адвокатов журналиста Владимира Панфилова и администратора сайта «Орлец» Артема Прохорова на постановление суда первой инстанции. Обоим облсуд изменил меру пресечения и отправил под домашний арест. Журналистов обвиняют в вымогательстве 100 тысяч рублей у бизнесмена Владимира Тильмана. Дело по статье 163 УК РФ было возбуждено на основании материалов ФСБ. И Панфилов, и Прохоров свою причастность к этому отрицают. За тем как проходил суд наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Первым по видеоконференцсвязи слушалось дело Владимира Панфилова. Перед началом заседания на экране появился почти наголо постриженный журналист. На нем синяя футболка, легкая рубашка, очки. В руках пачка сигарет. Журналист, явно нервничая, сел за стол, скрестил руки и опустил голову. Увидев жену и друзей, Панфилов впервые улыбнулся и сразу заявил, что даже не надеется на изменение меры пресечения: «Шансов нет. Я не верю».

В разговоре с женой журналист признался, что ему не приносят необходимые таблетки, а запасы лекарств, которые у него были, подходят к концу. На проблемы со здоровьем у Панфилова позже обратила внимание и защита. 

В ходе судебного заседания адвокат Панфилова госпожа Никифорова заявила, что  постановление суда первой инстанции незаконно и необоснованно. По ее словам, суд не учёл личность журналиста, его здоровье, а следствие не предоставило доказательств того, что Панфилов причастен к совершению преступления. К слову, следователь и представитель потерпевшего Владимира Тильмана на заседание не явились. 

«Предвзятое отношение к Владимиру Александровичу налицо. Наверное, он очень кому-то помешал своей журналисткой деятельностью», - отметила адвокат и назвала обстоятельства дела «сфантазированными следствием».

Защита отметила, что до сегодняшнего дня с Панфиловым не было проведено ни одного следственного действия, поэтому поводов оставаться под стражей у него нет. Более того, по мнению адвоката Никифоровой, у следствия нет признаков, повода и основания даже для возбуждения уголовного дела. 

«Прошу отменить постановление судьи и освободить Владимира Александровича из-под стражи», - заявила Никифорова и попросила изменить меру пресечения для ее подзащитного на домашний арест. 

Сторона обвинения заявила, что Панфилов находится под стражей обоснованно, так как может скрыться от следствия и суда. Поэтому прокурор просил суд апелляционной инстанции оставить без изменения постановление районного суда.

Сам Панфилов свою вину не признал и попросил суд быть объективным и справедливым.  

«Я 12 лет занимаюсь журналистикой. Мы должны на что-то жить. И наш клиент не всегда хочет светиться, поэтому идёт без договора. С Тильманом я работал три раза, когда у него были проблемы. Я был потрясён этой ситуацией, ведь он сам предложил нам сотрудничество. Я очень прошу не закрывать меня под стражу. Здесь очень трудно сохранять здоровье. В деле нет никаких доказательств моей причастности к преступлению. Мне некуда бежать, я готов выполнять все требования суда».

Выступая с последним словом, Панфилов просил учесть его состояние здоровья. За время пребывания в СИЗО у журналиста случился сердечный приступ, ухудшилось зрение и упал сахар в крови. 

«Последние три недели я вообще не видел ни одного врача. Тут достучаться до медчасти все равно, что достучаться до небес. По моим ощущениям, мое состояние ухудшается. У меня минус 11 уже уровень сахара, плюс сильные боли в позвоночнике, и был сердечный приступ. У меня создаётся впечатление, что следствие использует заключение под стражу как моральное и физическое давление. Я очень прошу войти в мое положение. Как здесь шутит персонал, для меня и предварительное следствие может стать пожизненным. Я гарантирую, что буду соблюдать все предписания и ограничения, которые предполагает закон».

А относительно того, что он, по словам стороны обвинения, может распространить о Тильмане вредящие его репутации сведения Панфилов сказал суду: «Я считаю, что Тильману ничего не грозит. Такую репутацию уже ничем не испортишь».

В перерыве — пока судья отправилась в совещательную комнату, — к экрану с Панфиловым вновь подошла его жена Евгения. Обращаясь к мужу, женщина сказала: «Держись, ты со всем справишься. Ты тут, как на фронте, и должен вернуться живым».

Панфилов в ответ улыбнулся, отправил жене воздушный поцелуй и еле слышно произнес: «Женя, я тебя люблю! Ты тоже держись».

Через несколько минут судья отправила Панфилова под домашний арест. Слушая решение, журналист не смог сдержать эмоции и заплакал. Не стали скрывать радости и присутствующие, в зале заседания послышались сказанные шепотом: «Ура», «Слава Богу», «Да ладно!». 

Как только судья покинула зал, ликующие друзья и родственники журналиста подошли к экрану, чтобы его поздравить. Журналист, явно не ожидав такого решения, растерянно и радостно благодарил всех за поддержку. 

Еще по теме: «Мы не просили деньги, не угрожали». Как суд арестовал обвиняемых в вымогательстве журналистов Панфилова и Прохорова

Следом к видеоконференцсвязи подключили администратора «Орлеца» Артема Прохорова. На нем черная футболка с принтом и штаны. Вид уставший и взволнованный. 

Адвокат Артема госпожа Коренева заявила, что считает постановление районного суда незаконным, необоснованным и немотивированным. Сторона защиты отметила, что в материалах дела отсутствуют доказательства причастности Прохорова к совершению преступления, а районный суд в должной мере не проверил обоснованность подозрений в совершении преступления.

«Мы полагаем, что решение вынесено на основе домыслов и предположений. Нет никаких оснований, чтобы Артем Сергеевич находился в СИЗО», - отметила адвокат.

Коренева попросила суд избрать ее подзащитному не связанную с лишением свободы меру пресечения. Обосновала свою просьбу адвокат наличием у Прохорова несовершеннолетних детей, в воспитании которых он играет неотъемлемую роль.

«Он отец, который активно занимается воспитанием своих детей. В настоящий момент он переживает даже не за то, что находится под стражей, а за то, что дети остались без его внимания», - отметила Коренева.

Сторона обвинения, как и в случае с Панфиловым, заявила, что постановление суда законно и обоснованно, нарушений судом первой инстанции допущено не было, а оснований для отмены постановления нет. Более того, по словам прокурора, смягчение меры пресечения может привести к распространению сведений, вредящих репутации и интересам Тильмана. А после речь зашла об «Орлеце».

«Хотелось бы подчернуть, что на предыдущем судебном заседании я заявил о своем желании и готовности закрыть принадлежащий мне сайт «Орлец», что автоматически приведет к отсутствию у меня возможности распространять какие-либо сведения. Я и сейчас готов закрыть «Орлец». Единственное, что мешает мне это сделать - это отсутствие подобной возможности при условиях, когда я нахожусь под стражей в СИЗО. Здесь я такой возможности лишен физически», - обратился к суду Прохоров.

Артем добавил, что готов помогать следствию и сотрудничать с ним. 

«Те неудобства, которые я испытываю сейчас, находясь под стражей в СИЗО, с точки зрения физиологии и моей оценки текущей ситуации не идут ни в какое сравнение с тем, что я испытываю, будучи лишенным возможности воспитывать и помогать своим детям. Особенно перед началом учебного года. Я прошу суд с вниманием отнестись к этому и по возможности смягчить меру пресечения для того, чтобы я мог осуществлять свои функции любящего и заботливого отца», - сказал в последнем слове администратор «Орлеца». 

Спустя десять минут суд отправил Артема Прохорова под домашний арест до 1 октября 2022 года.

Стоит отметить, что выбранная судом мера пресечения подразумевает изоляцию Панфилова и Прохорова от общества в жилом помещении, с запретом общаться с участниками уголовного судопроизводства по уголовному делу, отправлять и получать почтово-телеграфные отправления, использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет». Это автоматически исключает возможность скрыться, оказать давление на свидетелей и создать препятствия для сбора доказательств по делу. 

Через три часа после оглашения постановлений Орловского областного суда Владимир Панфилов и Артем Прохоров вышли из СИЗО №1. На свободе их встретили друзья и родственники.

«Мы познакомились с прекрасными людьми, выучили много новых слов, изучили способы общения с разными слоями населения России-матушки. По существу дела мы никаких комментариев не даем. Всем спасибо, все свободны», - поделился впечатлениями от пребывания в СИЗО Артем Прохоров.

Пообщавшись с близкими людьми, журналисты отправились домой. Вечером на них надели электронные браслеты.

 Ирина Кабанова