В Орловском районном суде государственное обвинение 28 декабря закончило представлять доказательства по делу экс-начальника отдела ОБЭП майора Павла Доброхвалова и его подчиненного Дмитрия Борисова, обвиняемых в получении 1,7 млн рублей за прекращение уголовных дел против предпринимателя Владимира Тильмана. Последним свидетелем со стороны обвинения стал сотрудник ФСБ, который отвечал за проведение оперативного мероприятия, в результате которого Доброхвалов был задержан. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

В 10 утра в зал суда вошел высокий, обритый наголо мужчина. На нем был темный костюм и галстук. Свидетель, условно назовем его Иванов Иван Иванович, пояснил суду, что по служебной линии знает подсудимых Доброхвалова, Борисова и потерпевшего Владимира Тильмана.

- Где работаете? – поинтересовалась председательствующая Ираида Емальянова.

- УФСБ России по Орловской области, - ответил свидетель.

Иван Иванович рассказал, что до 14 июля, то есть до того дня, как с поличным были задержаны полицейские, никого из участников процесса не знал. По его словам, 14 июля 2016 года в УФСБ с заявлением о вымогательстве денег обратился Тильман. Вместе с заявлением он принес и аудиозаписи разговоров своего партнера Юрия Черноштана с Доброхваловым и Борисовым. В заявление, со слов свидетеля, Тильман указал, что эти двое вымогают у него 4 миллиона рублей за прекращении уголовных дел в отношении бизнесмена, а также за возбуждение дел против его конкурентов.

- Было принято решение о проведении оперативного эксперимента. Сначала я провел досмотр Тильмана, затем ему были выданы деньги, в том числе муляж, и он поехал на встречу в Горки. Там деньги были переданы сотрудникам полиции – брошены Тильманом в их машину по просьбе Доброхвалова, - рассказал Иван Иванович.

Сам он в этот момент сидел в засаде.

- В заявлении, о каком виде преступления шла речь? – поинтересовался гособвинитель Сергей Теслов.

- О мошенничестве. Он данных лиц не знал, знал только их имена – Павел и Дмитрий, которые представились сотрудниками полиции. То есть – речь идет о получении денег за выполнение какой-то услуги. И еще не понятно – могут они ее выполнить или нет. Дело оперативного учета заводилось именно по ч.2 ст. 159 УК РФ, - ответил сотрудник ФСБ.

- По вашему мнению, данная информация подтвердилась?

- Да.

Свидетеля попросили рассказать, кто из сторон на кого вышел первым. Свидетель ответил, что Борисов вышел на Черноштана. Прокурор хотел поинтересоваться, откуда это известно оперативнику – из аудиозаписи или нет? Но судья сняла вопрос, посчитав его наводящим. Ираида Емельянова попросила задать его в другой редакции: откуда свидетель узнал о том, что Борисов первый вышел на Черноштана. Теслов переформулировал вопрос.

- Откуда тогда это следовало? Ваша честь просит, - несколько курьезно спросил прокурор.

Иван Иванович ответил, что из аудиозаписи и опроса Тильмана.

- А каким образом Доброхвалов и Борисов хотели решить вопрос Тильмана? – вновь поинтересовался гособвинитель.

- Ну, в записи звучала фамилия [прокурора Орловской области Ивана]Полуэктова. Но мы не придали этому значения, - спокойно ответил Иван Иванович.

- То есть как это не придали? – удивился гособвинитель.

- Ну, мы понимали, что майор ОБЭП не мог быть вхож к Ивану Васильевичу. Поэтому и понимали, что они просто прикрываются его именем, - сказал свидетель.

- И вы даже не проверили эту информацию?

- Нет.

Напомним, что на первом заседании Павел Доброхвалов заявлял, что к нему в СИЗО якобы приходили сотрудники ФСБ и требовали дать показания против Полуэктова.

- А в рамках отдельных поручений после возбуждения уголовного дела вы проводили проверку в отношении прокурора области? – не успокаивался гособвинитель.

- Нет, - снова ответил сотрудник ФСБ.

- А с Доброхваловым вы в СИЗО общались?

- Нет.

- Оказывали какое-либо давление на подсудимых?

- Нет.

Иван Иванович рассказал, что после ареста Доброхвалова ему звонил Борисов и просил о встрече. Встреча, со слов оперативника, состоялась возле управления ФСБ. Борисов, как выразился Иван Иванович, «хотел как-то минимизировать последствия совершенных деяний». «Я ему ответил, что все вопросы к следователю», - сказал свидетель. Тогда уже сам Борисов попросил суд задать вопросы сотруднику ФСБ.

- Говорили ли вы мне, что после переквалификации статьи с 290 на 159 (изначально орловская прокуратура требовала от СК возбудить дело по 290 статье, однако впоследствии, когда дело было передано в ГСУ СКР и Генпрокуратуру, Москва подтвердила правоту орловских следователей – прим.ред), я приобрету статус свидетеля? – спросил Борисов.

- Не помню, - ответил чекист.

- А когда вы прибыли на место задержания, видели ли вы меня, как я лежу в газели с мешком на голове? – задал еще один вопрос Борисов.

- Нет, - последовал ответ.

Свои вопросы свидетелю задал и Павел Доброхвалов. Они касались детализации телефонных звонков и стенограмм. По словам экс-полицейского, Борисов и оперативник созванивались 12 раз, а в день встречи не находились рядом с управлением ФСБ. Где же вы встречались? – поинтересовался Доброхвалов. На этот раз чекист ответил, что не помнит. Что касается стенограммы, то Иван Иванович пояснил, что ее составлял лично по аудиозаписи.

- А диск, который принес Тильман, вы на чем прослушивали? – поинтересовалась адвокат Жанна Есипова.

- На ЭВМ, - твердо ответил эфэсбешник.

- Вы факт общения с Борисовым 12 раз по телефону отрицаете, я так и не понял? – переспросил прокурор.

- Конечно, отрицаю. К тому же детализация не подразумевает именно общение, это могут быть дозвоны и так далее.

Адвокаты  также попросили Ивана Ивановича выразить «свое личное мнение» относительно роли Дмитрия Борисова в этом деле.

- Мое личное мнение: лейтенант не мог руководить майором,- ответил Иван Иванович.

- Это из чего вы такой вывод делаете?

- Мое мнение,  аудиозаписи и личный опыт.

В конце допроса прокурор еще раз вернулся к «посреднику», через которого Доброхвалов и Борисов якобы собирались решать проблемы Тильмана.

- В стенограммах фигурирует некий посредник. Эта информация оперативно проверялась?

- Нет, - снова ответил чекист. – Посчитали ненужным. И поручений от следователя не было.

После обсуждения технических вопросов заседание завершилось. К представлению своих доказательств приступает сторона защиты. На ближайшем заседании в суде ожидается допрос следователя УМВД Марии Позняк.  


 

Денис Волин