Власти Орловской области создадут государственную историко-культурную экспертизу (ИКЭ). По словам чиновников, это существенным образом повлияет на охрану памятников в регионе, а также ускорит сроки проведения самой экспертизы. Эксперты, комментируя данную инициативу, расходятся в оценках: одни считают, что шаг этот назрел уже давно, другие полагают, что никаких положительных сдвигов в области охраны объектов культурного наследия в регионе ждать не стоит.

С просьбой о создании на Орловщине государственной историко-культурной экспертизы к главе региона обратился начальник областного управления по госохране объектов культурного наследия Сергей Семиделихин. По словам чиновника, проведение ИКЭ при проектировании нефте- и газопроводов, автодорог, а также жилищного и хозяйственного строительства необходимо в целях предотвращения нанесения непоправимого ущерба памятникам археологии Орловщины. Соответствующие нормы закреплены федеральным и региональным законодательством. Однако серьезным препятствием для полноценного выполнения мероприятий по охране объектов культурного наследия на территории нашей области является отсутствие специализированного областного учреждения в указанной сфере. Семиделихин отметил, что это затрудняет не только разработку, но и проведение полноценной экспертизы проектной документации, историко-культурной экспертизы.

«В ходе обсуждения обозначенной темы Вадим Потомский предложил проработать вопрос создания научно-производственного центра по историко-культурному наследию на базе уже существующих государственных учреждений», - отметили в правительстве региона. Таким учреждением может стать «Орелгосзаказчик» или само управление по госохране памятников. Между тем власти не исключают, что подобная организация может быть создана в рамках государственно-частного партнерства.

«Это позволит снизить нагрузку на бюджет, а также ускорит сроки проведения экспертизы», - отметили в администрации области.

Краевед Виктор Ливцов в беседе с корреспондентом «Орловских новостей» отметил, что решение о создании специализированного органа, способного в регионе проводить ИКЭ, назрело давно. Однако одной экспертизой дело обходиться не должно. Речь должна идти о создании специального подведомственного учреждения управления по госохране памятников, как это сделано во всех соседних регионах. «Во всех соседних областях существуют научно-производственные центры по охране памятников истории и культуры. Такие центры стали создаваться еще в годы перестройки, когда стали уделять внимание сохранению наследия, - говорит Ливцов. - Эти центры выполняли широкий спектр работ - начиная от археологии и заканчивая проведением реставрационных работ. В Орле тоже был такой центр, его ликвидировали в 90-е годы, что привело к утрате части документов, связанных с памятниками,  а также к невозможности проведения целого ряда работ». По словам Ливцова,  сегодня, если говорить об археологии, государство обязывает, в том числе, коммерческие структуры, которые тянут нефтепроводы, проводят автодороги, строят производство, - проводить предварительные археологические исследования. Но так как у нас нет возможности проводить такие экспертизы и исследования, все деньги уходят в соседние области. Если бы у нас было подведомственное подразделение госоргана, то есть чтобы оно имело право на хозрасчетные работы, - уверен Ливцов, - деньги бы не уходили. 

«Другой аспект заключается в том, что сегодня вокруг наших памятников не определены охранные зоны. Вместо них есть только защитные, составляющие вместо 2-3 – по 200 метров, и весь город у нас не может быть ничем обустроен. В этом есть плюсы, но больше минусов. И эти охранные зоны должны разрабатываться специалистами, и это тоже можно сделать на хозрасчетных основах, когда застройщик заказывает охранную зону в подведомственном центре по охране памятников. И это тоже средства, которые будут идти в бюджет области, - продолжает Виктор Ливцов. - Кроме того, существует, конечно же, и сама экспертиза. Словом, отсутствие такой организации влияет на то, что бюджет недополучает деньги, а также парализует хозяйственную деятельность, что не способствует развитию инфраструктуры города Орла». Виктор Ливцов подчеркивает, что такая организация обязательно должна быть основана на хозрасчете.

«На первое время,  конечно, ей можно бы было дать какой-то капитал, только для того, чтобы начать ее деятельность. До тех пор, пока она не заключила первые хозрасчетные контракты. Такая организация в состоянии полностью себя окупить. Главное, чтобы она была подчинена управлению по госохране памятников, как это сделано в других регионах», - отметил собеседник «ОН».

Прямо противоположной точки зрения придерживается градозащитник Илья Кушелев. «Это большая опасность», - сказал он «Орловским новостям». Градозащитник обратил внимание на то, какие именно организации рассматриваются в качестве базы для создания ИКЭ: «Орелгосзаказчик» или управление по госохране памятников. «Доверять обеим этим организациям нельзя, поскольку с «Орелгосзаказчиком» связана вандальная реконструкция ТЮЗа, где не было не единого реставратора, а что касается управления Семиделихина, то в Москве его уже назвали управлением по борьбе с памятниками. Мы помним, что его работа началась с уничтожения дома по Гостиной,1…», - говорит Кушелев. При этом он признает, что проблема в Орле есть, в частности, проблема с необходимостью проведения экспертиз по вновь выявленным памятникам.

«Но тут же опасность еще больше, так как в управлении работают люди, как я считаю, непрофессиональные. И тогда один вопрос: кто этим будет заниматься? Это должны быть либо аттестованные эксперты, либо само учреждение, в котором должны работать эксперты. Но я не представляю, как люди с таким досье смогут получить аккредитацию? Мы же сразу напишем на них письмо в Министерство культуры», - говорит Илья Кушелев.

На проблему наличия экспертов при создании органа, способного выполнять ИКЭ, обратил внимание и главный государственный инспектор управления Росохранкультуры по ЦФО (2008-2010) Геннадий Алексеев. «Чтобы провести экспертизу, нужно быть экспертом. И у меня сразу же возникает вопрос, где же их взять, если в Орловской области нет ни одного аттестованного эксперта? Они что, из Еревана привезут их? Еще один вопрос. Вот в качестве базы рассматривается «Орелгосзаказчик» или вариант с частно-государственным партнерством. Но по закону организация и проведение ИКЭ осуществляется лишь двумя структурами: федеральным органом охраны объектов культурного наследия и региональным органом охраны объектов культурного наследия. Никакого госзаказчика тут присутствовать не может», - говорит Алексеев. Кушелев добавляет, что создание центра государственной ИКЭ в Орле также может стать инструментом правительства Орловской области, «которое не нацелено на сохранение культурного наследия».

«Они смогут решать проблему, например, снятия с охраны неугодных или мешающихся памятников», - предположил Кушелев.

Впрочем, судя по другим регионам, в них действительно уже долгое время работают  научно-производственные центры по охране памятников, например в Архангельской и Челябинской областях, УФЕ и др. субъектах.  И поэтому создание такого центра в Орле, скорее, вопрос времени. Главным же остается другое: сможет ли власть удержаться от соблазна использовать ИКЭ в ущерб истинным интересам сохранения культурного наследия, а чиновники, ответственные за это направление, заниматься своими прямыми обязанностями, не потворствуя амбициям нерадивых руководителей. К сожалению, ситуация с рядом объектов культурного наследия в Орле обязывает задаваться такими скептическими и неприятными вопросами.


 

Денис Волин