Не так давно в региональном отделении общественной организации «Опора России» сменилось руководство. Один из ключевых постов занял бывший заместитель главы администрации Орла Валерий Шевляков, уволившийся с высокой должности после коррупционного скандала. Практически сразу после смены руководства о выходе из организации заявили 80% ее членов. Историю орловской «Опоры», а также о том, почему можно ставить крест на некогда эффективном общественном органе, «Орловским новостям» рассказал журналист и один из бывших руководителей организации Виктор Балакин.

- Для начала расскажите, что такое «Опора России»?

- «Опора России» - это общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства. В свое время ее создал Сергей Борисов, и в лучшие свои годы, с 2006 по 2013 - она насчитывала более полумиллиона членов.

- По всей стране?

- Да. После 2013 года, когда произошла смена руководства, ушел Борисов, ушли авторитетные люди, произошло резкое падение, снижение, люди побежали из этой организации, потому что она стала немножко не соответствовать  своему первоначальному статусу. Все стало зависеть от региональных лидеров. Тут все просто: как они себя поставят по отношению к власти, так в общем-то к ним и будет относиться бизнес.

 В Орловской области отделение организации появилось в год ее основания в Москве. Возглавила отделение небезызвестная Марина Ивашина (в свое время также выпускала одну из первых оппозиционных губернатору Егору Строеву газет «Орловские новости», была его жестким критиком, за что однажды даже подверглась нападению, с приходом губернатора Александра Козлова, возглавила его пресс-службу, при Потомском работает в одном из департаментов облправительства – прим.ред). Но она попыталась использовать организацию в своих политических целях. Она тогда собирала митинги, пошла в политическое направление, хотя в общем-то основное назначение «Опоры России» - это защита и развитие малого и среднего предпринимательства.

На фото: Виктор Балакин

- То есть в нулевых годах с Мариной Евгеньевной «Опора» занималась в основном политикой?

- Да,  политической борьбой. Хотя по замыслу, организация эта вне политики. Мы даже как бы старались дистанцироваться от «Единой России». Но она решила использовать вот эту мощную организацию в то время в своих интересах.

- Какие-то акции проводились?

- Да, проводились митинги. Один раз на ее митинг около памятника Лескову пришли националисты.  Их, естественно, засняли, показали руководству в Москве, и Борисов Ивашину снял. Следующим организацию возглавил [экс-депутат облсовета, директор орловского филиала РАНХИГС] Павел Меркулов. Но никакой активной деятельностью он не занимался. Москва посмотрела-посмотрела и тоже его сняла. И вот в 2011 году на пост избирают Андрея Кишнёва. Тогда я вышел на пенсию, - я был главным редактором газеты «Орловский вестник», который тогда принадлежал именно ему, - и Кишнёв пригласил меня в «Опору». Дал неплохую зарплату. Но тут стоит оговориться: система там такова, что финансирования централизованного нет, организацию содержит тот, кто ее возглавляет. Ну, конечно, свои интересы у них там тоже преследовались, это надо понимать.

- Сколько насчитывалось членов, когда вы пришли туда?

- Около 60-ти человек.

- Это в основном кто?

- Предприниматели.

- Крупные, средние, мелкие?

- Нет, крупные не входили, и средних мало, их вообще в Орловской области мало. В основном это мелкие организации, кого обижают, прижимают. Они искали защиту, и изначально мы заняли принципиальную позицию.

- Почему?

- Кишнёв – московский бизнесмен, он постоянно находится в Москве, у него там большой бизнес, но какие-то интересы были здесь, в Орловской области. Определенный бизнес тоже тут был. Поэтому фактически управление организацией осуществлял я. Но по консультации с ним, если что-то надо было, я ему звонил. Кроме того, мы сразу учредили газету, - он дал деньги, - открыли свой сайт. Пока мы вырабатывали определенную линию, нас не трогали.

- А какая линия была?

- Принципиальная линия отстаивания интересов предпринимателей. Допустим, три года назад, когда разгорелся большой скандал по выселению предпринимателей из Дома Быта, «Опора России» однозначно сказала, что это нарушение закона, не имеете права. Мы быстренько приняли 30 человек, всех кого выгоняли, к себе. И получилось так, что мы уже отстаивали интересы своих членов. Долго здесь боролись. Скажем так, за этим стояли довольно солидные люди на региональном уровне. Пожалуй, самые солидные…

- За чем стояли, за выселением?

- Да, за выселением. Но отвечать приходилось городским [чиновникам]. Делали все это городские, в том числе [на тот момент начальник управления муниципального имущества и землепользования Сергей] Татенко, и замглавы администрации Орла Валерий Шевляков.

У нас организация, которая не идет по линии конфронтации, а пытается на начальном этапе примирить. Мы создали согласительную комиссию, несколько раз собирали обе стороны, сажали за стол переговоров, говорили : ну вот, ребят, такой вариант, такой… Но Шевляков занял тогда однозначную позицию: убрать всех подчистую. У него, как мне думается, какая-то патологическая нелюбовь к предпринимателям, которые более удачно ведут бизнес. Мне кажется это связано, как психолог могу сказать, немножечко с тем, что у него бизнес не удался.

- А он каким бизнесом занимался?

- Они в свое время открыли юридическую контору «Деловой мир» в Орле. И попали в криминал, вплоть до того, что организатору, учредителю организации дали реальный срок. Помните же, Мутракова…

- Конечно.

 - Ну вот, а Шевляков был там директором. Как он выскочил из-под этого - остается загадкой, хотя в общем-то мы знаем, ну доказательств нет, поэтому я промолчу. В общем, бизнес у него не удался. А он, на секундочку, считал себя перспективным менеджером. Позиционировал себя человеком с передовыми взглядами: мол, вы ничего не понимаете.

Ну, тогда мы, когда узнали, что Шевляков фанатично осуществляет то, что ему было предписано сверху, причем ни [вице-губернатор] Игорь Гармаш, ни Козлов к этому, как ни странно, дела не имели. Это делали наши, местные… Особо меня удивило, когда в Дом Быта в разгар войны приходит [первый вице-спикер областного совета Михаил ]Вдовин и говорит: « Я вас всех!...Прекратить преследовать малый бизнес!..».  А потом мы узнаем, что определенным порядком он, Вдовин, имеет к этой истории с выселением отношение. И это была подлость, я ему просто в глаза тогда об этом сказал.

Скорее всего, ребят бы выселили, но у нас в 2012 году должен был состояться съезд «Опоры России»,  и мы заявляем их, предпринимателей из Дома Быта, на съезд с собой. А каждый съезд «Опоры», до последнего времени, посещал обязательно Владимир Путин. Так вот. Мы регламентируем для них выступление на тему: как в Орловской области пачками уничтожается малый и средний бизнес. Они долго не верили, но мы поехали на съезд и взяли четыре представителя Дома Быта. Проанонсировали все СМИ, что съезд «Опоры России» и будет присутствовать  Путин. Остается 15 минут до начала съезда и вдруг звонок от председателя областного совета: «Вернитесь, мы все простим». И предприниматели дрогнули. Потом они, конечно, об этом пожалели, потом еще полтора года была судебная волокита, но все суды они выиграли. Мы отстояли их интересы.

- Их не выгнали?

- Нет! Более того, они приватизировали эти площади на законных основаниях. Город [городские чиновники] нас, откровенно говоря, побаивался. А региональная власть просто старалась игнорировать, не приглашать на совещания, дистанцироваться.

А около трех лет назад по согласованию с профсоюзом администрации области хотела поднять МРОТ до 8,5 тыс. рублей, в то время, когда по всей России он был 6,8 тыс. рублей.  Это же страшнейший удар, прежде всего по кому? По малому и среднему бизнесу. Почему? Потому что большие крупные мощные предприятия уже давно платили своим рабочим гораздо больше, это их не касается, этот закон. Самое главное, что он ничего не дает, это чистой воды популизм. Он не дает рабочим прибавки к зарплате. Вот сколько я знаю бизнесменов, они просто перевели людей на сделку, перевели на неполный рабочий день, хотя они работают полный день, и люди молчали. За те же 6-7 тысяч рублей, но под другим прикрытием. Потому что, скажем, сидеть, продавать цветы, и чтобы тебе платили среднюю зарплату 10 тысяч, - ну, на цветах ты просто сгоришь! Это все понимали, но они решили поднять. Причем хотели тайком это сделать. Будем говорить так, омбудсмен по правам предпринимателей Евгений Лыкин тоже понимал это, абсурдность этой ситуации. Я лечу в обком профсоюзов к Меркулову: как это, не поставили нас в известность, а почему? «А что вот, надо поднимать, люди бедствуют», объясняют мне. Я считаю, что это был популизм со стороны профсоюзов, потому что никаким авторитетом они уже не пользуются, это анахронизм, в том виде, в котором они сейчас есть. А [губернатору Орловской области Вадиму] Потомскому надо было поднять имидж на начальной стадии. Тогда мы отбились и остановили повышение МРОТ. Вплоть до Москвы дошло дело, подняли своих членов всех, обзвонили, собрали на акцию, хотели пикетировать. Когда власти об этом узнали, то поняли, что лишний шуми им совершенно не нужен, и отказались от этих планов. Но, как вы знаете, последний раз они МРОТ все же подняли, полгода назад. При этом все было сделано настолько тихо, что не знал об этом даже омбудсмен Лыкин.

- Прямо-таки и не знал?

- Омбудсмен хороший мужик - он нам сливал информацию. С другой стороны, мы же знаем, где он зарплату получает, он просто боялся.

- Откуда у вас такие сведения, что он не знал?

- Ну, по крайней мере, он бы мне сказал. Он меня бросал как под танк всегда. Когда надо было защищать интересы предпринимателей, он не мог идти в открытую борьбу, он зависел целиком от администрации, как он может воевать? Ну, и зная мой характер, он меня бросал. И когда я позвонил, узнал, что МРОТ уже подняли, он говорит: « Ну, я сам вот только узнал..»

Вообще, случаев, когда мы реально боролись за права предпринимателей, было много. Нам, например, удалось остановить варварский разгон муниципального рынка в Ливнах.

- Когда власти выставили его на продажу?

- Да. Как только туда приехали целой делегацией…

- Туда «Опора России» тоже ездила?

- Да. Мы тогда пошли в администрацию, нас приняли там в штыки, но дрогнули, не осмелились разогнать предпринимателей, пошли по другому пути, более лояльному.

- Тогда туда ездили и Леонид Музалевский, и первый вице-губернатор Александр Бударин, говорили, что принимают все меры, чтобы акции не были проданы.

- Будем говорить так: у победы много отцов, а поражение всегда сирота. Подобный ливенскому конфликт был и во Мценске…

- А с Лыкиным удалось выстроить отношения?

- Ну, мы должны помнить, где и от кого он получает зарплату.

 - А от кого он ее получает?

 - От областной администрации, там же он состоит на должности. Его утверждение идет по согласованию с областной администрацией. Он хороший мужик, грамотный, в том числе юридически. Но он идет в бой до определенного уровня, выше он не прыгнет. Вот последний случай, когда предпринимателя Шишикина начали выдворять с его точек: пирожки человек продавал.

 -  Где?

- По школам и больницам. Арендует столовую в здании управления соцзащиты на ул. Полесской. Он всю жизнь работал в пищепроме, руководил столовой на СПЗ, а дочь вот эти точки обслуживала. Но когда оказалось, что это выгодное дело, и один из врачей присмотрелся к этому, он вышел на [тогда еще зампреда облправительства по социальной политике Сергея] Ступина, и этих ребят, бизнесменов, начали оттуда вытеснять без видимых причин.

- Почему вы думаете, что именно на Ступина?

- А тут только он. Он же заместитель по социальным вопросам, в его подчинение входит департамент здравоохранения, социальной защиты. Впоследствии мы и столкнулись с ним.  Шишикин же член «Опоры», поэтому мы сразу встали в позу. Лично я этим делом занимался. Бились-бились, ничего не получилось, мы не очень понравились и областной прокуратуре с такой позицией, потому что как только они выносят какое-то решение, мы обращаемся в генеральную прокуратуру. И одно дело, когда просто бизнесмен какой-то обратился, а другое дело, когда обращаются представители общественной организации, одной из крупнейшей в России, - нам дают уже другой ответ. Ну, в общем, предпринимателя начали выжимать: выжали из детской больницы, из 2-ой детской поликлиники. Все это происходило в прошлом году.

Мы пошли к губернатору, записались на прием. В общей сложности мы были у него три раза. Первый раз пришли, объяснили ситуацию, он сказал: «Все, ребята, работайте, никто вас не тронет». Главное, что на встрече Ступин был. Но после встречи прессинг только усилился.

-То есть вы приходите к губернатору, он говорит, что всё нормально, работайте, проблем не будет, и только вы выходите, и прессинг продолжается?

- Он усиливается! Их начинают гнать уже не только со школ, но и из столовой, где они снимают уже пять лет помещение, и никаких претензий не было, а тут вдруг претензии. Мы второй раз идем, в конце прошлого года, уже более предметно. Тогда губернатор говорит, для решения этого вопроса давайте создадим комиссию: вы - представитель «Опоры», Ступин и предприниматель

- А прежде чем вы предметно начали разговаривать, вы поинтересовались, почему как только вы вышли от губернатора, прессинг продолжился?

- Мы ему сказали об этом. А он ответил: «Я разберусь», ну, как всегда. Это ход, трюк старый. Мы ему объяснили, бог с ним, не нужны там эти точки и не нужны, но почему на этих местах появляются другие предприниматели? Причем одной и той же фирмы, одного и того же человека.  Идет лоббирование интересов определенной группы.

Дня, наверное, через четыре, Ступин звонит: «Виктор Семенович поедемте по объектам». Я говорю: «А предприниматели?» , он отвечает: «Я предпринимателей не возьму». Но губернатор же приказал брать! Ну, думаю, ладно. Заряжаюсь видеокамерой и поехали. Объездили шесть объектов и везде вместо этих точек новые уже стоят. Ступин стал доказывать, что это по согласованию с главврачом. Но площади-то муниципальные, они разыгрываются через конкурс, и эти предприниматели, которые занимали места, за которых мы бились, они выиграли этот конкурс на законных основаниях. А новые - по договоренности с главврачом. Коррупцией попахивает…

- А что на это Ступин сказал?

- Они проверили все: видишь, тут, Виктор Семенович, как бы законно все. Давай так: у меня своя точка зрения, у тебя своя. И я тут же пишу докладную губернатору. Она была опубликована у Рыбакова в газете, о том, что Ступин прикрывает, и я прошу дать ответ в установленные законом сроки. Ответ, конечно, никто не дал в срок. Мы обращаемся в областную прокуратуру. А нам там отвечают, что ответ выслали письмом, и письмо могло потеряться.

Пришлось в третий раз идти к губернатору.  И я уже открыто там выражаю свое недоверие. Говорю, Вадим Владимирович, я уже не питаю иллюзий от такого посещения вас, я не верю.  А он мне говорит: «А зачем тогда пришел?» Говорю: «Узнать одну вещь. Это вы делаете? Или это ваши подчиненные за вашей спиной отбирают пирожки у людей?». Какой губернатор, мол, потерпит такое отношение к себе? А Потомский говорит: «Я отвечу кратко, это не я!». Естественно, после этой истории мы [областной власти] стали не нравиться. Я предполагаю, что они вышли на возглавившего к тому моменту «Опору» в Москве Калинина. С его, кстати, приходом и пошло резкое снижение численности членов организации. Но в Орловской области мы держались. Учредили бюро по защите прав предпринимателей при «Опоре России», которое занимается юридическим обеспечением предпринимателей. Нам удалось заманить такого маститого юриста, профессора юридических наук Руслана Гладких. Таких бюро по стране восемь. Они целенаправленно, кроме бутафорской работы, занимались только юрзащитой предпринимателей, мы отдали булочников Гладких и он стал заниматься их вопросом. Мы дважды отправляли его в генпрокуратуру. Что удивляет? Удивляет наглость чиновников по отношению к малому бизнесу. Привожу конкретный пример. Когда мы пошли в департамент имущества, и стали говорить, как вы разрываете договор, на каком основании, который на три года заключен? Там начали спорить, говорить, что вы вот арендуете, используете столовую не 4 часа, а все 12 часов, целые сутки. Они говорят: «Да вы заходите. Мы отобедали, вот люди в 4 часа, мы уходим, заходите, делайте там, что хотите». А делать-то нечего. Поэтому они начали искать причину, просить деньги за целые сутки, а это бешеные просто деньги. Ну, долго спорили, и когда выходим уже из кабинета, предприниматель говорит : «Мы будем судиться», а женщина, представитель департамента, главный специалист, что ли, говорит: «Попробуйте с нами посудитесь, у нас тут у всех мужья - кто в прокуратуре, кто в УВД работает».

- Это где сказали?

- Департамент имущества.

- Где Андрей Синягов руководитель?

- Да, да. Предприниматели Квасов и Шишикин ходили к нему.  Что меня поражает: 80% жалоб от предпринимателей шло в отношении  чиновников. Не надзорных органов, как в других регионах,  а именно на чиновников. Особенно в районах, там предприниматели вообще бесправные.  

- Что было дальше?

- Дальше мы стали абсолютно неудобными для областной власти. Кишнёв постепенно вывел свои активы из Орловской области, тут ему делать больше было нечего, и когда конфликт достиг апогея, все делопроизводство организации было уже на мне. Кишнёв мне сказал: «Виктор Семенович, я передаю тебе все полномочия. Только по острым вопросам звонишь мне». Чем была хороша организация? Она была независима, никому не должна. Меня сломать тяжело, а Кишнева не достанешь, он в Москве. Любую организацию можно сломать. Возьмем орловский ОНФ пресловутый. Если там жена олигарха сидит и диктует свои условия, это карманный Народный Фронт, он не нужен никому. Факт: она выступает на конференции ОНФ и говорит: у нас самая лучшая медицина! А я говорю: Как же самая лучшая, если у нас самая высокая смертность в России! И тут рухнул у нас роддом, прям  через неделю после конференции, когда 8 младенцев умерли. Но самое главное, что два года подряд, это 2015-2016 год, в Орловской области самая высокая смертность. Конкурирует с нами только Еврейский автономный округ. И за 2016 год самая низкая рождаемость в ЦФО. Это говорит о том, что нет даже элементарных условий для выживания людей! И для чего такой ОНФ? Это имитация деятельности, обман людей.

Другое дело «Опора России» в Орле. Была такая организация, и теперь ее нет.

- Как развивались события?

- За месяц до отчетно-выборной конференции вдруг неожиданно для меня, человека, который вел здесь все дела, в организацию через Москву вступают шесть человек, в том числе и Шевляков. И уже ставят нас перед фактом. Кишневу уже было по барабану, он подписал. Хотя мы предлагали свои кандидатуры: Домбровский – грамотнейший человек, экономист. Москва отвергла его кандидатуру. Рыбакова Виталия…

- Он тоже хотел в «Опору России» вступать?

- Да. И его отвергли. Зато направили Шевлякова и Руслана Хахичева, племянника большого коммуниста. Откуда выскочил он? Я только могу догадываться, что наша власть послала туда представителя, договорились с Калининым и направили его туда. Далее все шестеро, вместе с Шевляковым и Хахичевым, вдруг оказываются делегатами отчетно-выборной конференции в апреле 2017 года.  

Мы пригласили туда Рыбакова, думая, что сможем переубедить, что вот есть кандидатура одна на место председателя, а есть другая. Рыбаков приехал, посмотрел, сказал, Виктор Семенович, ну нафига мне это нужно? Что я буду попрошайничать?

- Почему вообще решили Рыбакова кооптировать?

-Мы так решили, потому что человек сам вращается в бизнесе и будет действительно отстаивать интересы.

- Тем не менее, он депутат, человек тоже в каком-то смысле от власти, а как же ваш принцип независимости?

- Мы видим его позицию на сегодняшний день, она нормальная.

- Но политики такие люди, что их позиция часто меняется от перемены ветра.

- Ну, по крайне мере, это было лучше, чем Хахичев. Тем более обнажилось сразу, кто же будет управлять организацией. Сразу все бразды правления взял Шевляков. Тут же объявил о регламенте, стал ведущим конференции. Но все прекрасно понимали, что если напрямую двинуть Шевлякова на председательское место, то прежде всего взорвется Дом Быта, а затем и целый ряд предпринимателей, которых он прессовал в свое время. Поэтому выставлять его на первое место нельзя было, он пошел как сопредседатель.

Я выступил, сказал, все, что я думаю о Шевлякове, напомнил историю с «Деловым миром», историю с экс-директором УЭНП Игорем Афанасьевым, которому Шевляков с Татенко согласовали кредит на покупку квартиры, после чего все трое были уволены.  Я считаю, что человека, который громил малый бизнес на протяжении двух с лишним лет, ни в коем случае нельзя допускать до «Опоры России». Я выбросил свой членский билет прямо там. Правда, потом меня догнала представитель из столицы, и просила меня остаться в организации. Пока приказа о моем увольнении нет. Однако сегодня у нас нет ни офиса, ни контактных телефонов.

на фото: Валерий Шевляков

- Одну секунду, а закончилась-то конференция чем, Хахичева избрали председателем?

-Да, а Шевляков сопредседатель. После этого наши старые члены «Опоры», где-то 80%, подали заявление на выход. Сейчас в организации, по моим данным, 10-12 человек, те, кто не успел написать заявление. Организацию убили. При Калинине это стало происходить. Буквально полтора года назад в такое же положение попала владивостокская «Опора», когда губернатор поставил вопрос: или так, или мы вашу организацию не будем признавать. И Калинин ее сдал. Вообще, после ухода Александра Бречалова организация сократилась вполовину.

 - Бречалов, который потом возглавлял ОНФ?

 - Да, он возглавлял. Сейчас он и.о. губернатора Удмуртии, человек с большим будущим. Поэтапно у него идет подъем, он очень близок с Путиным.

 - Давайте к нашим баранам. Что теперь с организацией?

  - Никто не знает, где, что, где штаб, куда обращаться. Мне звонили человека четыре, все же знают, что я руководил.

- А предприниматели по-прежнему звонят с жалобами? Вам звонят? А организации нет?

 - Да. Пока нет, ни юридического адреса, ничего. Даже я не знаю телефона.

  - А в Москву не пытались обращаться, узнать, что за затишье?

 - Я боюсь, что сделан был этот реверанс в мою сторону, чтобы я не поднял скандал. Потому что звонила девочка из Москвы, заместитель Калинина.  Я говорю: что делать-то? Да вот, мы будем их вызывать, консультировать, мы будем их учить работать. Короче, они сделали свое дело, устранили непокорных ребят. Сейчас они уберут Гладких, юридический отдел. То есть организация убита. Туда могут загнать ручных членов, но какая это будет организация? Она будет вторым региональным Народным Фронтом. Зачем эта имитация деятельности? Посмотрите, мы же занимаемся имитацией бурной деятельности на всех уровнях: чиновники себе, общественные организации себе, чтоб гранты получать. Кто хорошо имитирует, кто лучше «зализал», тот больше получил. «Опора России» за пять лет ни одного гранта не получила.

 - Вы считаете это показателем эффективности деятельности?

 - Да, это показатель. Но вот в таком состоянии на сегодняшний день находится организация - фактически она разгромлена. Тихо, спокойно, без скандала…


записал Денис Волин