Минувший понедельник в прокуратуре города Ливны выдался жарким в прямом смысле слова. Туда вошел мужчина, облил себя бензином и поджег. Впрочем, сгореть ему не дали – сотрудники надзорного ведомства сразу же схватились за огнетушитель. Да и сам файерман, как выяснилось позже, сжигать себя всерьез не хотел. «Орловские новости» кратко рассказывают, что известно об этой истории.

В прокуратуру пришел утром. Если быть точнее, в 11 часов 21 ноября. Мужчина зашел в кабинет, где находились сотрудницы-женщины, достал емкость с горючим, вылил часть содержимого на пол, часть на себя, и поджег. Сотрудники ведомства тут же схватились за огнетушители и ликвидировали пламя. В прокуратуре отметили, что ущерба ни помещению, ни самому мужчине (за исключением, разве что, одежды) причинено не было.

Умирать файермен не хотел. О том, что сгореть в пламени мужчина не собирался, говорят сразу два обстоятельства. Первое заключается в том, что прежде чем прийти в прокуратуру он одел на себя две шапки, брезентовую куртку и перчатки. Второе заключается в словах самого мужчины.

«Хотел, чтобы на меня обратили внимание». В интервью местному телевидению он рассказал, что ранее обращался в прокуратуру, но там ему не помогли. «Звонил в генпрокуратуру Москвы раз, два, а мне говорят: «Извините, вы не туда попали». Как я мог не туда попасть, если я нахожусь в беде? Мне говорят: «У нас тут никто не работает. До свидания». Ну а что я должен сделать был, облился бензином. Обратить на себя внимание надо как-то», - сказал он. Какая именно беда угрожала поджигателю, он не уточнил.

В прокуратуре отрицают факт обращений мужчины. Официальный представитель областного ведомства Елена Семина заявила, что ранее он ни устно, ни письменно не обращался ни в ливенскую, ни в областную прокуратуру. Его истинные мотивы, отметила она, еще предстоит выяснить. По факту происшествия инициирована проверка.

Стеклорез Виктор. По данным «Орловских новостей», мужчине 34 года и его зовут Виктор. Он работал на рынке стеклорезом, и жил в гараже. Известно, что мужчина лечился от алкогольной зависимости и был закодирован. За четыре дня до инцидента, как отметил источник «ОН», он то ли раскодировался, и все эти дни пил – в прокуратуру он заявился в неадекватном состоянии.

В настоящее время мужчине назначена психиатрическая экспертиза.