В год его 57-летия производство  остановлено, сотрудники покидают свой завод, и последние крохи имущества уходят с молотка. Где была «точка невозврата», кто способствовал краху? Мы составили своего рода «некролог» из воспоминаний, мнений и догадок тех людей, что отдали «Орлэксу» большую часть жизни.

Орловский завод приборов кондиционирования воздуха и газового анализа (первое официальное название предприятия) начал свою деятельность в 1958 году с выпуска первых отечественных комплектующих для бытовых холодильников АРТ-2 и РТП-1. Конструкторы нового предприятия были во многом первопроходцами. Опыта решения задач, которые ставил перед собой завод, нигде в стране еще не было наработано. Рождались рационализаторские идеи, производство совершенствовалось. Сотрудники завода создали целый ряд оригинальных конструкций автоматического и полуавтоматического оборудования. Область применения продукции предприятия год от года расширялась. Орловские комплектующие были в шахтах и рудниках, судовых и железнодорожных рефрижераторах, подлодках и ракетах. В то же время здесь выпускали электробигуди, первые в СССР подогреватели детского питания, газовые примусы и даже комплектующие к произведениям отечественного автопрома. В хорошие времена завод выпускал более 100 наименований изделий,  около 3 000 модификаций приборов и устройств автоматики.

Завод обрел новое имя в 90-е, когда страна претерпела значительные изменения. В 1992 году ПО «Промприбор» преобразовано в АОЗТ «Орлэкс», спустя пять лет переродилось в ЗАО «Орлэкс».  Во времена серьезного экономического и социального спада во главе предприятия остался Николай Костин, который занимал должность гендиректора ПО «Промприбор» с 1986 года. Он смог избежать фатальных сокращений производства, персонала, сохранить территорию и оборудование. Правда, часть помещений стали сдавать в аренду. В адрес Николая Костина, как руководителя и человека, упреков никто не высказывает. Знакомые с ним отмечают твердость, решительность, его провидческий дар. До 80% ежегодного оборота составляла гражданская продукция, остальное приходилось на госзаказы для ОПК. Не без проблем, но завод работал и приносил прибыль.

Иную оценку получает сын генерального директора, к которому перешло производство в 2007 году после смерти лидера. Андрей Костин, по мнению некоторых, был слишком небрежен в ведении дел и позволял себе забирать слишком много средств из завода, не заботясь о его развитии. Другие, не оправдывая младшего Костина, отмечают, что ему пришлось работать в тяжелых условиях. К кредитам завод прибегал и ранее, но именно в этот период затребовали возврат крупной суммы. С наступлением кризиса осенью 2008 года банки, кредитовавшие завод, отказались от пролонгации договоренностей и отозвали 46 млн руб., лишив «Орлэкс» примерно 80% необходимого минимума оборотных средств. В это время многие партнеры завода также переживали не лучшие времена, поэтому и заказов было меньше, и оплата проводилась не регулярно. Начали расти долги, в том числе перед налоговой, рабочим не выплачивали заработную плату. Иск о самобанкротстве предприятие подало в декабре 2008 года.  Почти 14 гектаров площадей в центре города – это лакомый кусочек. «Аккела промахнулся», отметили предприимчивые дельцы.

Но внешнее управление началось «за здравие». Назначенный на роль спасителя предприятия Владислав Червяков обещал финансовое оздоровление, и люди ему верили. Однако несмотря на избавление от «непрофильных» активов и прочих мер, долги вместо того чтобы сокращаться продолжили расти. Андрей Костин понял, что конкурсный управляющий «хочет поскорей освободить землю в центре города, а не сохранить производство». Владелец «Орлэкса» обратился к руководству следственного комитета и МВД региона, чтобы сообщить о преступлении. Андрей Костин отметил в своем письме, что определенная группа лиц скупает кредитные обязательства «Орлэкса», параллельно при соучастии Червякова получает имущество завода, сбываемое специально для них за бесценок. В 2008 году на заводе было занято более 3000 квалифицированных рабочих, инженеров, конструкторов, навыки и знания которых для сегодняшней промышленности бесценны. Этот коллектив производил за месяц продукции на сумму более 80 млн. рублей. 29 июня 2011 года ЗАО «Орлэкс» было признано банкротом. В это время полностью готовые к эксплуатации в качестве офисов, производственных, торговых площадей со всей инфраструктурой здания, расположенные в центре Советского района Орла, общей площадью 10 тысяч квадратных метров были проданы по цене 10 тысяч рублей за квадрат. Рабочие тем временем выходили на митинги, требуя выплатить им зарплату. При этом заказы поступали, а для части продукции «Орлэкса» не было аналогов в России.

К проблемам «Орлэкса» подступался Геннадий Зюганов, рекомендовал разобраться с ситуацией Владимир Путин, обещал помочь экс-губернатор Александр Козлов, надеялся спасти завод настоящий руководитель региона Вадим Потомский. Несмотря на все усилия, коммерчески выгодные здания по периметру завода уже проданы, за так называемым «оборудованием-металлоломом» приезжают покупатели чуть ли не с края России и бережно увозят на свои заводы, а долг перед сотней кредиторов все еще 800 миллионов рублей. В 2015 году «Орлэкс» прекратит свое существование полностью. После 17 июня в штате осталось несколько десятков сотрудников, они заняты улаживанием последних дел «покойного», производственный процесс остановлен.

Есть надежда, что предприятие возродится в ООО «Промтэкс». Организация была создана именно для этого. Орловский инвестор Олег Карпиков выразил желание продолжить производство. «Промтэкс» арендует несколько помещений «Орлэкса»,  намерен выкупить оборудование и оснастку, принять на работу сотрудников завода. Уже есть заказы на 2,5 миллиона рублей, большая часть партнеров «Орлэкса» готовы работать с новым «Промтэксом». Достигнута договоренность с минобороны о продолжении производства продукции для нужд российской армии. На остальной территории (около 12 гектаров) областные власти намерены создать индустриальный или технопарк. Он будет частным, идею о выкупе имущества банкрота в областную казну оставили.

Кстати, «Орлэкс» прошел по пути орловского часового завода «Янтарь», и лица, участвующие в судьбе завода, те же.  В часовом сейчас располагается торговый центр «Атолл», торговый центр «Водолей», ювелирная фабрика, спортивный центр, офисные помещения.  Опосредованным владельцем части «Янтаря» является депутат облсовета Сергей Потемкин, с чьим именем связывает проблемы «Орлэкса» Андрей Костин. Крупную часть «Янтаря» контролирует Олег Карпиков, который сейчас выступает в роли инвестора и «приемника» производства «Орлекса».